ЖЫЛНААМА: ТҮРКЕСТАН 1916

1916 ГОД. ТУРКЕСТАН. ХРОНОЛОГИЧЕСКИЙ ОБЗОР. ДНИ 106 И 107

ДЕНЬ ЗА ДНЕМ. Ровно 100 лет назад в Туркестане. Дни 106 и 107 от начала описания: 28 и 29 октября по новому стилю и 15-16 октября по старому стилю, использовавшемуся в 1916 году. Только на основе документов. Сегодня 29 (16 — по старому стилю) октября было столетие со дня подписания «Протокола о выселении восставших киргизов». Этим документом киргизский народ — весь, даже жители Карабулаковской волости, которые спасаясь сами, спасали русских (которым правда ничего особенного не грозило) — был объявлен виновным и наказан лишением права жить на земле предков.

Хочется спросить всех кыргызстанцев, почему после стольких криков про национальную память, НИКТО не вспомнил эту скорбную годовщину?


ЛЕТОПИСЬ Туркестанской Смуты

Дата:  15-16 октября 1916 года, суббота-воскресенье
Место действия: Туркестанский край

1916-10-15-16-vernenskiy-protokol15 октября помощник Генерал-губернатора М.Р.Ерофеев посылает в Военное министерство очередную телеграмму-пустышку, отличающуюся от предыдущих только «исходящим номером» (РГВИА ф.2000, оп.1, д.7678, л.186)

Дополнение телеграммы 8087
[В] областях края перемен не произошло, из Астрабадского района новых донесений не поступало.8107
Ерофеев

В телеграмме от 16 октября к стандартному набору слов добавлено сообщение о совершенно пустячном эпизоде (РГВИА ф.2000, оп.1, д.7678, л.198)

Дополнение телеграммы 8107
[В]  Тедженском уезде в 16 верстах от Теджена направление к Асхабаду [в] железнодорожной будке ранен ночью невыясненными злоумышленниками сменявшийся [с] поста нижний чин.
[В] прочих местах края без перемен, из Астрабадского района новых донесений не поступило.8147
Ерофеев

Всё значимое для судьбы огромного Туркестанского края и для миллионов его жителей в эти дни происходило в городе Верном. Ровно 100 лет назад — 15 и 16 октября 1916 года в столице Семиреченской области были приняты и оформлены в распорядительные документы решения, которые определили судьбу народов, живших в Семиречье. После долгих колебаний Генерал-губернатор Туркестанского края генерал-адъютант А.Н.Куропаткин согласился с предложенной семиреченской администрацией концепцией выселения всех киргизов Пишпекского и Пржевальского уездов в горы, в специально создаваемую резервацию, которую было решено назвать Нарынский уезд. Люди, затеявшие «киргизское восстание» для освобождения лучших киргизских земель для русской колонизации, своего добились: депортация значительной части коренного населения Семиречья в малопригодные для жизни районы получила «законные основания».

И в те же дни жители Семиречья узнали о том, что этот мир покинул один из инициаторов всей этой многоходовой и кровавой операции: в газете «Семиреченские областные ведомости» № 232 от 16 октября 1916 года (неофициальная часть) среди прочих новостей было напечатано

8/X в Ташкенте получено извещение о кончине 3 октября в имении Зеленче Подольской губ[ернии] бывшего вр[еменного] Туркестанского Генерал-губернатора, Командующего войсками Туркестанского военного округа и Войскового Казачьего Атамана Семиреченского Казачьего войска генерал-от-инфантерии Федора Владимировича Мартсона.

Покойный генерал-от-инфантерии Ф.В.Мартсон был одним из трех сановников высшего уровня, которые активно лоббировали идею «реквизиции инородцев». Более того, именно он был самым главным «толкачом» досрочного, по сути — незаконного, начала выполнения Высочайшего повеления от 25 июня 1916 года (см. анализ событий 6 июля 1916 года, а также более подробно — в статье «Губернатор с гвоздем. Часть 2»). При этом крайне важно, что в период подготовки царского Повеления генерал Ф.В.Мартсон был временно исполняющим дела Генерал-губернатора Туркестанского края и оставался им вплоть до назначения на эту должность А.Н.Куропаткина, то есть до 23 июля 1916 года. Нет никакого сомнения, что в.и.д Генерал-губернатора Туркестана был прекрасно осведомлен о претензиях семиреченских казаков на киргизские земли и о взглядах военного губернатора Семиреченской области М.А.Фольбаума на пути решения этого вопроса.

И вот этот человек, уже тогда стоявший одной ногой в могиле, (генерал-от-кавалерии В.И.Покатило 22 июля 1916 года сказал о нем А.Н.Куропаткину: «Мартсон совсем развалился») проявил столь несвойственную смертельно больным людям активность в вопросе проведения «реквизиции инородцев». И это при том, что вопросы обеспечения фронта живой силой не входили в круг его непосредственных обязанностей. Так что есть все основания предположить, что генерал-от-инфантерии Ф.В.Мартсон с самого начала кампании по набору туземцев для окопных работ видел в ней не только и не столько возможность решить военные задачи России, сколько удобный повод и инструмент для форсирования русской колонизации Туркестана.

1916-10-15-16-fedor-vladimirovich-martsonНо даже если это было и не так, бесспорными являются три факта: первый, — временный Генерал-губернатор Туркестанского края генерал-от-инфантерии Ф.В.Мартсон целенаправленно требовал быстрых, не вполне законных и жестких мер по «реквизиции инородцев», второй — генерал-от-инфантерии Ф.В.Мартсон  лишился своей должности 26 июля 1916 года и самим Николаем II ему (не называя по имени) было поставлено на вид «спешное и недостаточно обдуманное проведение в жизнь этой меры, вызвавшей на окраине кровавые беспорядки«, и третье — генерал-от-инфантерии Ф.В.Мартсон не дожил до того дня, когда затеянное им мероприятие завершилось, как тогда казалось многим колонизаторам, вполне успешно.

Поэтому, отметим, известие о смерти бывшего Главного Начальника Туркестанского Края прошло практически незамеченным. В середине октября 1916 года туркестанская элита была озабочена совсем другими проблемами, и ей не было дела до человека еще три месяца до этого бывшим «полу-царем Туркестана», весть о смерти которого шла до жителей Семиречья почти две недели.

Sic transit gloria mundi.

Дата:  15-16 октября 1916 года, суббота-воскресенье
Место действия: Семиреченская область, Верный

Три дня  с 14 по 16 октября продолжается пребывание Генерал-губернатора Туркестанского края, генерал-адъютанта А.Н.Куропаткина в городе Верном. О самой главной составляющей этого визита — совещаниях о дальнейшей судьбе «русского дела» в Семиречье — газеты не пишут. Они сообщают только о менее значительных протокольных событиях визита Главного Начальника края.

Вот краткий отчет, напечатанной в газете «Семиреченские областные ведомости» № 232 от 16.10.1916 г.

Генерал-губернатор в Верном
При объезде учреждений г. Верного Его Высокопревосходительство г. Главный Начальник края посетил Верненское уездное управление. Перед прибытием генерала Куропаткина начальник уезда выстроил шпалерами вдоль Казначейской улицы собравшихся рабочих, предназначенных к отправлению в действующую армию. Рабочих было до 400 человек от волостей Б.Алмаатинской, М.Алмаатинской, Чапраштинской и В.Таагарской, не считая тех, которые раньше в числе 300 человек были отправлены в Пржевальский уезд. Все рабочие были одеты более или менее однообразно, в хороших сапогах, серых папахах и теплых халатах. Вид рабочих был бодрый, вполне здоровый и веселый.
Подъехав к фронту рабочих, Его превосходительство объяснил им задачу и их назначение в тылу армии. Киргизы ответили на это громким «ура».
Здесь же почетные лица тех же волостей, поднеся Главному начальнику хлеб-соль, поздравили Его Высокопревосходительство с благополучным приездом и выразили ему глубокое сожаление в том, что сородичи их в составе отдаленных от города волостей допустили по отношению к русским большие беспорядки. При этом печальный факт киргизы объяснили темнотой и невежеством массы и просили Его Высокопревосходительство принять к сердцу жизнь киргиз, помочь им в степи раскинуть широкую сеть русско-киргизских школ. На это Его Высокопревосходительство дал полное согласие, т.к. в существе дела Главный Начальник края все благополучие народа видит главным образом в просвещении массы народа, что только человек с открытыми глазами может ориентироваться в происходящих перед ним событиях, не подчиняясь в оценке их темным мнениям иных лиц.
После принятия хлеба-соли Главный Начальник края посетил здание Уезд[ной] Управы и, ознакомившись с чинами Управления  его работой, направляясь далее, изволил выразить благодарность Начальнику уезда И.И.Лиханову, сказав:  «Благодарю Вас, у вас я вижу, порядок во всем».


Посещение гимназий. Вчера Его Высокопревосходительство посетил, между прочим, обе гимназии, где присутствовал на уроках, а затем к великому удовольствию малышей распустил учащихся по домам».

Вроде бы, ничего особенного. Но, зная подоплеку всего происходящего, нельзя не заметить, что, во-первых, ни разу не упоминается принимающий высокого гостя «хозяин»- военный губернатор Семиречья, генерал-лейтенант М.А.Фольбаум; а во-вторых, похвала и благодарность достается его подчиненному — военному начальнику Верненского уезда полковнику И.И.Лиханову. Тому самому, который все время «киргизского восстания» находился не на «передней линии борьбы с повстанцами», а … на Кавказских минеральных водах, куда был предусмотрительно отправлен начальником области ровнехонько за пару недель до того, как «неожиданно вспыхнул киргизский бунт», и откуда вернулся в первые дни октября, когда «бунт был усмирен». Так вот, именно этот «вынужденный дезертир» слышит похвалы Генерал-губернатора, а вовсе не родственник военного губернатора подполковник Базилевич, который временно исполнял обязанности уездного начальника и, по мнению семиреченского губернатора, показал себя с наилучшей стороны.

И все же главный вопрос и основная забота всей семиреченской элиты не остались полностью замолчанными. В том же разделе «Местные известия», между сообщениями о посещении высоким гостем Уездной управы и гимназий, «Семиреченских областные ведомости» от 16.10.1916 г.  № 232 печатают речь, произнесенную за день до этого — 14 октября главным церковным иерархом Семиреченской области.

Речь, произнесенная протоиреем А.А.Шавровым в кафедральном соборе при встрече г. Генерал-губернатора А.Н.Куропаткина.

Ваше Высокопревосходительство, Высокочтимый наш начальник,   Алексей Николаевич!
Приветствуя Вас с благополучным прибытием в наш град, мы видим в этом заботливость об нас — семиреченцах. Нам отрадно видеть Вас лицом к лицу и поведать с горестью, как дикая и буйная киргизская орда, предавая огню и разграблению русские поселения, кощунствовала над святынею и зверскою рукою избивала русское население, не щадя не старцев, ни жен, ни детей. Стон, рыдания и вопль страдальцев-семиреченцев вопиют к небу. Возлагаю надежду на победительную десницу Божию, мы уверены, обильное сердце Ваше несет утешение семиреченцам, и мощная рука Ваша утрет слезы страдальцев.
Великое горе… Пройдет всё… Русская жизнь вновь окрепнет на разоренных местах. Переживши ужасы бедствия, мы верим в то, что уже больше они не повторятся…
С какой искренней радостью узнали мы о назначении на пост главного начальника края славного туркестанского деятеля, с каким оживлением и упованием мы ждали вас в Семиречье. Позвольте мне сказать Вам: Ваше прибытие — истинное утешение для населения.
Облеченный чрезвычайной властью, встреченный любовью и доверием народным, Вы, обозревши наше далекое Семиречье оком государственного мужа, принесете ему благо. И да будет оно славною памятью о вас.
Благословение Божье да почивает на Вас.

В этой речи, на половину состоящей из грубой лести, главное, конечно же, в словах про «утешение» и про «благо», которое семиреченцы ждут от визита Главного Начальника. Совершенно ясно, что протоирей А.А.Шавров в типичной для попов закамуфлированной форме намекает на главное желание своей паствы — согласие Генерал-губернатора на проект по изгнанию киргизов и освобождение их земель под заселение русскими. Причем, конечно же, не теми русскими, о которых сам военный губернатор говорил, что земли должны достаться тем, кто и так далеко не обездолен и не безземелен — казакам-семиреченцам и крепким переселенцам-старожилам.

Только такое «благое» решение, по недвусмысленным намекам протоирея Генерал-губернатору А.Н.Куропаткину,  может стать «славною памятью» о нем.

И генерал-адъютант А.Н.Куропаткин услышал протоирея А.А.Шарова.

16 октября 1916 года в административном центре Семиреченской области состоялось заседание, которое, как предполагали его участники, должны было в корне изменить жизнь этого района и на много лет, а вернее — навсегда, определить его будущее как «чисто русской» земли, запретной для киргизов.

Архивы сохранили для нас протокол этого совещания, и каждый может сам ознакомиться, какую судьбу предначертали участники этого «исторического» совещания Иссык-Кульской, Чуйской, Текесской и Кеминской долинам:

Протокол совещания 16 октября 1916 г.
Под председательством его Высокопревосходительства генерал- губернатора Туркестанского края генерал-адъютанта А.Н Куропаткина.

  1. О выселении бунтовавших киргиз из района озера Иссык-Куля, Пржевальского уезда, долины Кебени и части Чуйской долины Пишпекского уезда, долины Текеса и Чалкуде-су Джаркентского уезда;
  2. О водворении бунтовавших киргиз в Нарынский край с образованием там самостоятельного Нарынского уезда;
  3. О заселении земель, остающихся по водворению бунтующих киргиз и образовании Пржевальсзого уезда с чисто русским населением;
  4.  О землеустройстве казаков Верненского уезда.

На совещании присутствовали г. военный губернатор Семиреченской области М.А.Соколов-Соколинский, ис­полняющий обязанности управляющего Государственными имуществами и заведывающий переселенческим делом в Семиреченской области В.А.Гончаревский, помощник его Д.Б.Антонов, исполняющий обязанности председателя Семиреченского войскового правления Н.С.Щербаков, вой­сковой агроном В.Ф.Баудер, исполняющий обязанности советника войскового правления Л.П.Соловьев, инженер- гидротехник Семиреченского переселенческого района Е.А.Смирнов, инженер-гидротехник по казачьему земле­устройству В.В.Епамечников, заведующий Статистическим отделом Переселенческого управления А.Л.Бурыгин, про­изводители работ по казачьему землеустройству М.Ф.Войшбилло, Н.Н.Теплов и войсковой землемер В.Г.Рунков.

По вопросу о смещении киргиз из района озера Иссык-Куля и других местностей исполняющим обязан­ности управляющего Государственными имуществами была представлена к рассмотрению схематическая карта в десяти­верстном масштабе с нанесенными на ней границами земель призимовочных и летовочных, находящихся в пользова­нии бунтовавших киргизских волостей, и таблицы коли­чества хозяйств, предположенных к смещению.
Рассмотрев карту, его Высокопревосходительство гене­рал-губернатор высказал, что считает необходимым ото­брать от киргиз все те земли, где пролита русская кровь, а так как в районе озера Иссык-Куль и по Текесской долине взбунтовавшимися киргизами разрушено и сожжено свыше 1 000 домов, убито около 2000 душ русского населения, то естественно, что все эти земли должны быть изъяты из пользования киргиз и обращены под водворение русских.
Но на представленной исп. об. управляющего Государствен­ными имуществами карте границы предположенных к изъ­ятию земель нанесены не совсем правильно, нужно стре­миться создать обособленную от киргиз территорию с русским населением, не только в границах этнографиче­ских, но и географических, поэтому его высокопревосхо­дительство предложил провести границы по горным хребтам, как с северного берега Иссык-Куля, так и южного; точно так же признал необходимым изъять из пользования бунтовавших киргиз Джаркентского уезда рода Атбан все земли по долине реки Текеса и Чалкуде-су, Каркаринские Джайляу и земли бунтовавших киргиз Пишпекского уезда по долине Кебеня и часть Чуйской долины.
Всего по Пишпекскому, Пржевальскому, Джаркентскому уездам предположено к смещению 37 335 киргизских хо­зяйств с 2 510 361 десятинами земли. Данными для такого (подсчета послужили материалы статистического обследо­вания П. П. Румянцева.
На освободившихся землях по выселении бунтовав­ших киргиз совещанием намечено образовать по север­ному и южному берегам Иссык-Куля 5 казачьих станиц, не менее, как по 60 дворов каждая. Места, где должны быть образованы станицы, приблизительно указаны следующие:
1) на урочище Уректы,
2) Курумды,
3) на месте бывшего дунганского селения Мариинского,
4) близ бывшего русско­го селения Гоголевка и
5) на Улахоле.
Остальные же места, пригодные под заселение, заселять исключительно русскими, а не пригодные пока к заселению передать в ведение казны.
Всю же долину Текеса и Чалкуде-су обратить под по­селения исключительно казаков, дабы иметь надежную защиту со стороны Китая. Переселенцам же, жившим в поселках на Текесе и желающим вновь возвратиться на ста­рые места, предложить перейти в казаки, кто же из них не пожелает — переселить на другие места.
Таким образом, из всей территории, намеченной сове­щанием под водворение казаков и русских переселенцев, т. е. части Джаркентского уезда, долины реки Текеса, Чалкуде-су, Каракаринское плато, части Пржевальского уезда, северное и южное побережье озера Иссык-Куль включительно до бывшего селения Столыпинского), образовать особый уезд — Пржевальский — с чисто русским населением, с двумя приставствами: одно в бывшем селении Столыпинском, другое — в казачьем выселке Охотничьем. Если в селении Столыпинском будет приставство, то ушедших из селения жителей, вследствие нападения киргиз, поселить обратно, устроив там постоянный военный пост.
Все бунтовавшие киргизские волости Пржевальского уезда, части Пишпекского, кроме волостей Сарыбагишевской и Атекинской, переселить в Нарынский край, где по исчислениям, на основании данных обследования П.Румян­цева, имеется пахотных земель 57 126 десятин, сенокосных 46 288 десятин, пастбищных призимовочной территории 1 836 309 десятин, пастбищных летовочных и сыртов 2815400 десятин, а всего 4755122 десятины.
В районе, куда предположено сместить бунтовавших киргиз, в настоящее время живет 9325 киргизских хо­зяйств Пржевальского уезда и 3846 хозяйств Пишпекского уезда и вместе с предположенными к смещению 37355 хо­зяйствами в этом районе будет всего 50 526 киргизских хозяйств.
Следовательно, на одно киргизское хозяйство придется земли пахотной 1,1 десятины, сенокосной 0,9, пастбищной призимовочной территории 36,3 десятины, летовочной и сыртов 55,7 десятины, а всего 94 десятины. Из всех этих [земель] образовать самостоятельный Нарынский уезд с уездным городом в Нарыне и с двумя приставствами в се­лении Атайке и на Джумгале, причем его высокопревосхо­дительство генерал-губернатор предложил обдумать более тщательно, где образовать уездный город и где приставства, чтобы при выборе места для уездного города не вышло так, что приставства разовьются как центры лучше, чем самый уездный город.
Существующие в настоящее время в Нарынском
крае русские поселки Атайку и Рождественское оставить, расши­рив как селенные единицы. Кроме того, или оставить в Атайке постоянный военный пост или предложить пересе­ленцам перейти в казачье сословие. Казачий же выселок Занарынский (Куланак) постараться расширить. Переселен­ческие селения Сухотиновское, Титовское, Белоцарское, Херсонцы и хутора переселить на другие переселенческие участки в Пржевальский уезд. Поставить постоянный воен­ный пост на Тогуз-Торау и еще где-нибудь по границе с Кашгаром.
Все участки Нарынского края, уже изъятые, хотя и не заселенные, оставить в распоряжении казны,
как оброчные статьи. В туземных селениях Атбаши и Нарын туземцев, постоянно проживающих в этих селениях, оставить.
Особенно виновные волости — Сарыбагишевскую и Атекинскую Пишпекского уезда — расселить по другим во­лостям, приписав по приговорам к отдельным аулам, или же переселить на Балхаш.
Киргизские волости Джаркентского уезда рода Атбан, выселяемые из долины Текеса и Чалкуде-су, его высоко­превосходительство генерал-губернатор предложил посе­лить так, чтобы не нарушить их хозяйства, сейчас не на­мечая определенных мест селения.
По вопросу о казачьем землеустройстве в Вернен­ском уезде его высокопревосходительство генерал-губернатор, ознакомившись с ходом работ по Верненскому уезду о прирезке земель, недостающих до нормы, определенной законом 3-го июля 1914 года, нашел возможным произвести прирезку земель станицам Верненского уезда из киргизских земель, непосредственно примыкающих к основным наделам казачьих станиц, согласно представленным проектам пере­селенческого района.
За изымаемые же от киргиз зимовки, клеверники, сады считает необходимым справедливо воз­наградить киргиз из ассигнованных для этой цели 947 310 рублей, с тем чтобы киргизы оставались на землях, поступающих в прирезку казакам в течение 5-ти лет, на­чиная с 1 января следующего за окончанием войны года без уплаты казакам какого-либо за то вознаграждения ввиду состоявшегося по этому вопросу соглашения г. воен­ного министра с министром земледелия.
Гидротехнический же отдел Переселенческого управления по казачьему землеустройству, испросив соответствующие кредиты, должен за это время просить необходимое количество земель кир­гизам по нормам, вместо изымаемых.
П/п. Исп. об. секретаря (подпись неразборч
ива)

Конечно же, интересно, что в эти исторические дни записал в своем дневнике Генерал-губернатор А.Н.Куропаткин. Запись за 15 октября, то есть в преддверии того самого исторического совещания, в дневнике весьма объемная. Большая часть ее представляет собой краткое изложение тех самых решений, которые на следующий день были закреплены в протоколе. Но имелись и некоторые заметки, которые обосновывали принимаемые решения. Поэтому сегодня приведем только те абзацы, в которых генерал-адъютант А.Н.Куропаткин ищет «оправдания» для депортации сотен тысяч людей, чья вина ни одним судом не была доказана (печатается по  рукописи,  разобрано впервые специально для этой публикации).

15 октября
Обсуждали в многочисл[енных] совещаниях образование двух уездов:
1) Пржевальского, русского с приставствами Столыпино и Охотничьем.
2) Нарынский уезд с уездным управлением [в] Нарыне приставства Джунгал и Атайка.
Районы долины Текеса и Чалкуд для казачьего населения
….
Волости Сарыбагышская и Атекинские расформировываются вовсе (Шабдановские) как наиболее бунтовавшие.
По казачьим землям
1) Закон 3 июня 1914 года дает для казаков надел на 1 мужскую душу 30 десятин и в запас 10 десятин и 300 десятин на причт на каждую имеющ[уюся] церковь.
2) Порядок надела казаков Семир[еченского] каз. для Верненского уезда определен
а) отзывом Переселенческого управ[ления] от 13 сент[ября] 1916  г. № 6815
б) отзывом этого же управления военному министру от 4 апр[еля] 1916 №244 и последние
в отзыв перес[еленческого] управ[ления] 2 ав[густа] 1916 г. №692. В этих документах определено
— оставить киргиз на отбираемых у них землях 5 лет начиная с 1 янв[аря] следующего по окончании войны года. В это время должно быть создано орошение 10 т[ысяч]-15 т[ысяч] десятин, куда киргизы и переселятся (эти документы касаются других уездов)
….
Основания права

2) Киргизы Верненского уезда частью были причастны и были первыми зачинщиками беспорядков. Убито 16 русских, в том числе 3 топографа и 2 солдата. В перестрелках пострадали еще больше. Небольшие партии из Верненского уезда ушли к бунтовавашим киргизам.
Обязательство
1) Принять все меры, настаивать о скорейшем ассигновании кредитов на орошения предпол[агаемой] к передаче киргизам площади земли

 

Вот такие наброски сделал генерал-адъютант А.Н.Куропаткин перед тем, как провести совещание о «выселении бунтовавших киргиз».

По сравнению с решениями совещания обращает внимание пункт, посвященный обоснованию вины Верненских киргизов. За несколько дней до этого туркестанский Генерал губернатор писал в своем дневнике, что наказывать верненских киргизов «бунтовавших меньше других» несправедливо. Но, видно, давление со стороны казачьих начальников было велико, и пришлось Главному Начальнику края, забыв о «справедливости» согласиться на то, что и все обжитые киргизским трудом земли станут казачьими.

А что до «обязательства» добиться ассигнований на орошение тех пустошей, куда предполагалось сослать вернеских киргизов, то оно в «Протокол» не попало… Ну а значит, и выполнять его было не обязательно, впрочем, как и вошедшее в «Протокол» обязательство не сгонять киргизов с земли в течение 5 лет.

16 октября 1916 года А.Н.Куропаткин также сделал записи, но они в основном касались отправки рабочих из Семиреченской области на окопные работы, то есть выполнения той задачи, которая ему была поставлена царем Николаем II, а не той, которую ему «задали» атаманы Семиреченского казачьего войска.

В общем, 16 октября 1916 года — самый черный день истории и для киргизов и для казахов.

Но сто лет спустя об этом никто даже и не вспомнил…

Впрочем, это не удивительно. Ведь и участники заседания, состоявшегося ровно 100 лет назад в Верном, тоже, небось, не вспоминали о генерале-от-инфантерии Ф.В.Мартсоне… А ведь он так много сделал для того, чтобы этот праздник мародерства состоялся…


Автору
Владимир Шварц

Пикир кошуу

Сиздин e-mail жарыяланбайт Милдеттүү талаалар белгиленген *