1916-ЖЫЛДАГЫ ДОКУМЕНТТЕР

ДОКУМЕНТ №34. ПО ВОПРОСУ О ПРИВЛЕЧЕНИИ К ОТБЫВАНИЮ ВОИНСКОЙ ПОВИННОСТИ…

Особые журналы Совета министров Российской империи. 1909–1917 гг. 1915 год / Федер. архив. агентство, Рос. гос. ист. архив, отв. сост., авт. введ. и примеч. Б.Д. Гальперина. — М. : Российская политическая энциклопедия (РОССПЭН), 2008. — с.554-557


№ 222 Особый журнал совета министров. 27 ноября 1915 г. По вопросу о привлечении к отбыванию воинской повинности некоторых частей населения, освобожденного от нее до настоящего времени

ЧИТАТЬ ИЛИ СКАЧАТЬ ПОЯСНИТЕЛЬНУЮ ЗАПИСКУ

По действующим законоположениям некоторые разряды населения Империи, и общем количестве приблизительно до семи миллионов душ мужского пола, освобождены совершенно от отбывания воинской повинности. Существующие в этом отношении льготы вызваны были в свое время целым рядом бытовых, экономических и политических соображений. В данном случае учитывались: трудность производства призыва в различных отдаленных местностях, малодоступных, редко населенных и с суровым климатом; заселение отдельных районов сплошь ссыльными, отбывшими наказание; необходимость поощрить прилив переселенцев на далекие окраины известными преимуществами; низкий уровень развития большинства кочевых инородцев Сибири и Крайнего Севера Европейской России, не подготовленных к отбыванию натуральной воинской повинности; несвоевременность проведения через ряды армии народностей, лишь недавно присоединенных к России или еще не отказавшихся от стремления к обособленному политическому существованию, и прочее. Несомненно, что за истекшие сорок лет после введения Устава о Воинской Повинности условия внутренней жизни России и взаимоотношения составных ее частей в значительной степени изменились, а с тем вместе во многом утратили свой смысл и те поводы, которые послужили основанием для изъятий от общего начала обязательности воинской службы. Нельзя не отметить прежде всего, что с развитием железнодорожной сети инородческое население, войдя в более тесное соприкосновение с коренной Россией, постепенно проникается сознанием государственности, усваивает общегосударственный язык и отучается от навыков кочевого быта. Наряду с тем передвинувшаяся в течение последних десятилетий в пограничные области переселенческая волна укрепила в них русское влияние, и тем самым по отношению ко многим местностям устраняется необходимость поощрения русской колонизации путем столь исключительным, как дарование льгот по воинской повинности. В очерченной обстановке представлялось бы несправедливым сохранять далее положение, при котором население внутренних губерний принуждено нести за окраины тяжесть долженствующей на них падать в соответствующей части обязанности поставлять людей на защиту государства. Положение это, помимо принципиальных соображений, имеет еще и ту отрицательную сторону, что, как свидетельствуют наблюдения, слишком продолжительное освобождение от какой-либо повинности создает среди освобожденных убеждение в незыблемости самой льготы и затрудняет в будущем проведение в жизнь направленных к отмене таковой льготы мероприятий. Наконец, принимая во внимание огромное расстояние от центра Империи до ее границ и необходимость содержания для их охраны крупных воинских сил, существенно важно озаботиться увеличением на окраинах запаса обученных военному делу людей, дабы расположенные там войска могли при мобилизации пополняться из местных источников.

Руководствуясь изъясненными соображениями и на основании воспоследовавшего в 17 день Октября 1915 года ВЫСОЧАЙШЕГО ВАШЕГО ИМПЕРАТОРСКОГО ВЕЛИЧЕСТВА повеления о скорейшей разработке и направлении настоящего дела в установленном порядке, Военный Министр вошел в Совет Министров с представлением о привлечении к отбыванию воинской повинности некоторых разрядов населения из числа освобожденных от таковой повинности.

В основу соответственных предположений положен материал, собранный через образованные в 1910 году во многих городах Сибири, в областях Приморской и Амурской, в Туркестане и на Кавказе особые междуведомственные совещания из представителей Министерства Внутренних Дел, военного ведомства и чинов, ведающих на местах землеустройством и переселенческим делом. Материал этот, по всестороннем его изучении в междуведомственной комиссии по пересмотру Устава о Воинской Повинности, приводит Военное Министерство к заключению, что в силу особых причин бытового, политического, хозяйственного и общегосударственного значения разрешение выдвинутого на очередь вопроса не могло бы быть осуществлено сразу во всем его объеме, а требует известной постепенности. Сообразно с таковым заключением действию Устава о Воинской Повинности намечается подчинить лини, часть ныне свободного от призыва населения окраин, а именно: 1) русское население Туркестанского края и Сахалинской области; 2) инородческое население Астраханской и Ставропольской губерний; 3) мусульманское население всех губерний и областей Кавказского края; 4) коренное инородческое население всех областей Туркестанского края; 5) киргизское население областей: Уральской, Тургайской, Акмолинской и Семипалатинской; 6) оседлое и кочевое инородческое население Тобольском и Томской губерний; 7) оседлое и кочевое инородческое население губерний Енисейской и Иркутской, а также областей Забайкальской и Якутском, и 8) оседлое инородческое население Приморской и Амурской областей. При этом предполагается, впредь до дальнейших распоряжений, установить, что призываемые из состава мусульманского населения Дагестанской области назначаются к отбыванию воинской повинности только |$ Дагестанский конный полк, а чеченцы и ингуши Терской области и прочие горские; племена Терской и Кубанской областей и Черноморской губернии — в полки Чеченский, Черкесский, Кабардинский или в особые горские сотни. На все остальные, ныне освобожденные от явки к обязательной воинской службе, разряды населения имеется в виду пока не распространять постановлений Устава о Воинской Повинности, впредь до наступления соответственных условий. Таким образом, па льготном положении будут находиться: 1) население Великого Княжества Финляндского; 2) самоеды Мезенского и 11ечорского уездов, Архангельской губернии; 3) турки и курды Закавказья; 4) русское и инородческое население, проживающее в Тогурском отделении Томской губернии м уезда, в Березовском и Сургутском уездах Тобольской губернии, в Туруханском и Богучанском отделениях Енисейской губернии и уезда, в округах: Верхоянской, Средне-Колымской и Вилюйской — Якутской области и в Камчатской области: 5) коренное инородческое население Сахалинской области, и 0) бродячее инородческое население всех губерний и областей Сибири. Сверх того военное ведомство считало бы возможным освободить от призыва, впредь до дальнейших распоряжений, переселенцев на Мурманский берег. В итоге намеченных мероприятий подлежало бы, но приблизительным подсчетам, привлечению к воинской повинности в пределах Европейской России, Кавказа, Сибири и Туркестанского края около 5.767.000 душ мужского пола, а вне действия Устава о Воинской Повинности оставалось 61.1 1.052.000 душ. Если затем принять во внимание, что согласно указаниям опыта с каждой тысячи душ мужского населения обычно призывается 1$ среднем 18 человек, а из общего числа призванных зачисляется на службу около 35%, то в общем окраины дадут нашей армии ежегодно до 36.000 человек, соответственно чему и будет облегчена воинская повинность для жителей остальных частей Империи. Что же касается прочего инородческого населения, за коим сохраняется льгота неотбывания натуральной воинской повинности, то Военное Министерство предполагало бы обложить подл еж ащ и х лиц особым военным налогом. Проведение в жизнь намеченных военным ведомством мероприятий сопряжено с рядом подготовительных распоряжений. В первую очередь, за отсутствием среди многих инородческих племен точной регистрации населения, предстоит ввести у них правильный учет. Далее требуется учреждение в соответствующих местностях Империи областных, уездных, окружных и городских но воинской повинности присутствий пли расширение пределов ведения и состава существующих присутствий. Наконец, необходимо произвести разделение губерний и областей Сибири, Кавказа и Туркестана, а также Сахалинской области на призывные участки и озаботиться своевременным составлением призывных списков. Вызываемые изъясненными предположениями Военного Министерства расходы выражаются в единовременном ассигновании 250.300 руб. и в отпуске постоянных кредитов в размере 198.500 руб. в год, не считая издержек на различные второстепенные надобности, подлежащих определению в сметном порядке.

Приступив к обсуждению настоящего дела, Совет Министров выслушал прежде всего заявление присутствовавшего в заседании Товарища Министра Внутренних Дел Сенатора Белецкого, объявившего, что в деле призыва к отбыванию воинской повинности освобожденных от нее инородцев первостепенное значение имеют посемейные списки, без которых невозможно составление призывных списков на лиц бывшего податного состояния. Между тем у большинства инородцев посемейные списки или вовсе отсутствуют, или же находятся в крайне неудовлетворительном состоянии. Совершенно неизбежные до выполнения призыва составление или пересмотр и исправление существующих посемейных списков будут соединены на практике с большими, особо ощутительными в военное время, затруднениями. При безграмотности массы инородцев, умственной их неразвитости и незнании русского языка и за призывом в войска многих близко стоящих к инородческому населению чинов местной администрации едва ли возможно ныне найти достаточное число лиц, необходимых для руководства на обширных, не всегда доступных, пространствах указанной сложной и весьма важной работой. При таких условиях несомненно, что последняя за недостаточностью надзора будет исполнена должностными лицами инородческих обществ небрежно и недобросовестно. 11о если бы даже этот труд, хотя и мало удовлетворительно, был закончен при особой спешке в полугодовой срок, т.е. около половины 1916 года, то и в этом случае лишь в конце того же года, по завершении прочих подготовительных работ, можно было бы приступить к самому призыву инородцев. Таким образом, учитывая необходимость для обучения призванных нескольких месяцев, можно предвидеть, что предположенный призыв дал бы армии ничтожные сравнительно с потребностью пополнения, которые к тому же поступили бы в войска, когда война, быть может, будет уже закончена. В этом отношении и само Военное Министерство не отрицает, что предварительное обучение незнающих русского языка и малоразвитых киргиз-новобранцев военному делу будет сопряжено для войск с крупными затруднениями. Отсюда явствует, что привлечение ныне же к отбыванию воинской повинности инородцев не послужит к облегчению пополнения убыли в наших армиях и меру эту правильнее было бы осуществить после войны. 15 частности, особого внимания требует вопрос о призыве в ближайшем будущем самой многочисленной группы не несущих ныне воинской повинности инородцев, а именно киргиз. Им чуждо понятие о России как об отечестве, которое долг их защищать. Напротив, к воинской повинности они питают непреодолимое отвращение по свойственным им от природы совершенной неприспособленности к военному делу, отсутствию энергии, ненаходчивости и трусливости. По этой причине и вследствие полученных ими при переходах в оседлое состояние разъяснений о том, что такой переход сам но себе не лишает киргизов свободы от воинской повинности, они привыкли рассматривать освобождение от обязанностей военной службы как незыблемую льготу, основываясь в данном случае па различных исторических актах вроде грамот Императриц Анны Иоанновны и Екатерины II и Императора Николая I. Несомненно, что отнятие таковой льготы будет встречено как нарушение издавна приобретенных нрав и вызовет возбуждение в среде этих инородцев. При таких условиях не только введение предположенного преобразования, по и слухи о нем могут явиться поводом к возникновению в обширных среднеазиатских степях волнений и беспорядков, борьба с которыми за недостаточностью на местах полицейской силы и отсутствием ныне там воинских частей создаст для правительственной власти весьма нежелательные в переживаемую военную пору затруднения, не дав в то же время армии сколько-нибудь удовлетворительных но качеству, значительных и своевременных пополнений. Равным образом, по соображениям о непригодности к военной службе, вызывает серьезные сомнения предположение о привлечении в войска и малочисленных инородцев Приморской и Амурской областей, принадлежащих к вымирающим племенам и находящихся в совершенно одинаковых условиях с инородцами, обитающими в тундрах северной Сибири, которых Военное Министерство признает соответственным от службы в войсках освободить. Что же касается, наконец, относительно крупной инородческой группы сартов и соплеменных им других среднеазиатских народностей, обитающих в Туркестане, то подобно киргизам они в политическом и физическом отношениях совершенно ненадежные солдаты, присутствие коих в рядах нашей армии во время войны России с Турцией, к которой они духовно тяготеют, может, по заявлению местных властей, представлять опасность. Совокупность изъясненных соображений побуждает Министерство Внутренних Дел высказаться в смысле некоторой отсрочки дальнейшего направления рассматриваемого законопроекта для более подробного и всестороннего, на основании приближенных к современности данных, освещения возникающих в связи с привлечением инородцев к отбыванию воинской повинности вопросов политического, бытового и практического характера.

Обсудив изложенное, Совет Министров ввиду приведенных объяснении Сенатора Белецкого нашел и со своей стороны предпочтительным несколько повременить с представлением на законодательное разрешение проектируемого Военным Министерством преобразования. Отсрочку эту, конечно, возможно непродолжительную, надлежало бы использовать для обследования отмеченных представителем Министерства Внутренних Дел особенностей задуманной реформы в обстановке чрезвычайных условии переживаемой войны и слагающихся па дальних окраинах, под влиянием новых событий, взаимоотношений. Соответственные в указанном направлении действия представлялось бы, по мнению Совета Министров, необходимым осуществить по возможности без всякой огласки, дабы не возбуждать тревожных ожиданий и различных нежелательных слухов в среде инородцев. Таковую задачу, согласно заявлению Сенатора Белецкого, готово принять на себя Министерство Внутренних Дел с- обязательством доставить Совету Министров потребные материалы и сведения в течение ближайшего, по возможности, времени. Само собой разумеется, что определить ныне точный срок для завершения этого поручения представлялось бы немыслимым ввиду необходимости переписки с отдаленными местностями, в течение продолжительного времени лишенными правильных сообщений с центром.

В соответствии с изложенным Совет Министров положил:

Представление Военного Министра от 23 Ноября 1915 года, за № 3099, о привлечении к отбыванию воинской повинности некоторых частей населения, освобожденного от нее до настоящего времени, рассмотрением отложить, впредь до представления Министерством Внутренних Дел подробного по сему предмету отзыва, основанного на имеющих быть собранными негласным путем дополнительных сведениях.

Таковое заключение свое Совет Министров всеподданнейшим долгом почитает довести до ВЫСОЧАЙШЕГО ВАШЕГО ИМПЕРАТОРСКОГО ВЕЛИЧЕСТВА сведения.

П о д п и с и : И.К. Григорович, А.А. 11оливанов, А.Ф. Тропов. С.Д. Сазонов, А.А. Хвостов, И .Л. Барк, П.П. Игнатьев, А.И. Наумов, В.11. Шаховской.

С к р е п а : Управляющий делами Совета Министров И.11. Лодыженский.

РГИА Ф. 1276. Оп. 20. Д. 99. Л. 154–159.


Ссылки на этот документ приведены в публикации:

1916 ГОД. ХРОНИКА КРОВАВОГО ПОВЕЛЕНИЯ. 10 ДНЕЙ ДО ВЫСОЧАЙШЕГО СОИЗВОЛЕНИЯ


Автору
Совет министров Российской Империи

Пикир кошуу

Сиздин e-mail жарыяланбайт Милдеттүү талаалар белгиленген *