1916: BOOKS & ARTICLES

ВЛАДИМИР ШВАРЦ: КТО И КАК ГОТОВИЛСЯ К “ВОССТАНИЮ СЕМИРЕЧЕНСКИХ КИРГИЗОВ” В 1916 ГОДУ? ЧАСТЬ 2-Я

Данная статья является продолжением части 1-ой, в которой опубликована фотография оригинала “Высочайшего соизволения…”, послужившего толчком к драматическим событиям 1916 года в Туркестане, и приводится оценка этого документа участниками событий. Рассказом о тех, кто принимал решение наверху властной иерархии, предваряемпредваряем серию репортажей о процессе подготовки «Высочайшего Повеления»,  рассказ в хронологическом порядке о том, кто, как, зачем или почему готовил его.


Кровавое Повеление: заказчики и исполнители

 

Перед тем, как начать подробный рассказ об истории появления на свет Высочайшего повеления “О привлечении мужского инородческого населения Империи для работ по устройству оборонительных сооружений и военных сообщений в районе действующей армии и иных работ, необходимых для государственной обороны” (далее – также Повеление, Повеление о реквизиции, Повеление от 25 июня 1916 года) считаем целесообразным представить основных исторических персонажей, принявших непосредственное участие или сыгравших какую-то иную роль в появлении на свет этого нормативного акта. А таковых было не мало, что совершенно естественно при подготовке любого документа, представляемого на подпись первого лица государства, в данном случае – Императора Николая II Романова. К тому же хорошо известно, что перед своим окончательным крахом власти Российской империи самозабвенно играли в “кадровую чехарду”. Вследствие этого составление текста Повеления курировали и осуществляли одни должностные лица, реализовывали его положения – другие, а отвечать за последствия пришлось третьим. Поэтому число петроградских сановников и чиновников, причастных к набору инородцев на тыловые работы, было особенно много. Но все они были слугами и подданными самодержца всея Руси Николая II. А коль так, то с него и начнем.

Император и его приближенные сановники

Романов Николай Александрович, Николай II (6 мая 1868, Царское Село — 17 июля 1918, Екатеринбург) – последний единолично правивший Россией представитель императорского дома Романовых. С 20 октября 1894 года и на момент подготовки Повеления – Император Всероссийский, Царь Польский и Великий Князь Финляндский. В данной истории также существенно, что с 23 августа 1915 года в дополнение ко всем прочим титулам, в частности, сохраняя воинское звание полковника, Николай II принял на себя звание Верховного главнокомандующего Русской императорской армией (далее – также РИА, Российская армия). В связи с этим основным местом пребывания российского Императора стала Ставка Верховного Главнокомандующего, которая в 1916 году располагалась в городе Могилеве. Надо иметь ввиду, что Верховный главнокомандующий в России назначался на период ведения военных действий и руководил только действующей армией и флотом. Тыловые и запасные войсковые части, в том числе не призванные в действующую армию казачьи войска, как и в мирное время находились под управлением Военного министерства.

Каждому Верховному главнокомандующему армией, ведущей боевые действия, полагается иметь штаб и начальника этого штаба. Должность начальник штаба Верховного главнокомандующего в 1916 году занимал генерал-адъютант М.В. Алексеев. Поскольку именно его слова послужили основанием для привлечения “мужского инородческого населения Империи” для тыловых работ, представим и его.

Алексеев Михаил Васильевич (3.11.1857-25.09.1918) — Генерального штаба генерал от инфантерии (с 24 сентября 1914 года), генерал-адъютант (с 10 апреля 1916 года). После принятия Николаем II обязанностей Верховного главнокомандующего, М.В. Алексеев 18 августа 1915 года был назначен начальником штаба Ставки Верховного главнокомандующего; находясь в этой должности, фактически руководил всеми военными операциями РИА в течение 15 месяцев. В апреле 1916 года М.В. Алексеев поставил вопрос о потребности воюющей армии в дополнительных людских ресурсах, что и стало поводом для возвращения к не раз уже отклоненной идеи привлечь на военную службу российских подданных, освобожденных от воинской повинности. М.В. Алексеев – активный участник подготовки отречения Николая II от престола. Один из инициаторов антибольшевистского движения, первый руководитель Добровольческой армии. Скончался от воспаления лёгких в Екатеринодаре. В начале 1920 года прах генерала был вывезен в Сербию и перезахоронен в Белграде.

Еще одним сановником Российской империи высшего ранга, который принял участие в подготовке и реализации высочайшего Повеления о реквизиции инородческого мужского населения, был действительный статский советник Б.В. Штюрмер. Его участие в этой истории было не только очень активным, но и однозначно деструктивным, что позволяет утверждать, что именно оно во многом определило трагические последствия этой государственной акции. Поэтому представляем Председателя Совета Министров:

Штюрмер Борис Владимирович (15.07.1848 — 20.08.1917) – действительный статский советник (20 апреля 1891). С 1879 по 1892 год заведовал церемониальной частью Министерства Императорского Двора в должности гофмейстера Высочайшего двора. В 1894 году был назначен Новгородским, а в 1896 году — Ярославским губернатором. С 1902 года — директор Департамента общих дел Министерства внутренних дел. Живя в Петербурге, организовал и возглавил так называемый “кружок Штюрмера”, представлявший собой консервативный политический клуб высших сановников государства. Пользуясь протекцией Г.Е. Распутина, с 20 января по 10 ноября 1916 года был Председателем Совета министров, одновременно, с 3 марта по 7 июля того же года, был министром внутренних дел, а после 7 июля и до дня отставки – министром иностранных дел. Получив в 1916 году несколько назначений на ключевые государственные посты, в частности, должность председателя Совета Министров, Б.В. Штюрмер, сам стал проводником кадровых перестановок, инициируемых “старцем Григорием”. Первым из таких действий стало увольнение наиболее эффективного военного министра периода Первой мировой войны – генерала от инфантерии А.А. Поливанова, который имел свое мнение, авторитет и умел противостоять диктату со стороны. То же касается устранения с ответственных постов соратника А.А. Поливанова генерала от инфантерии А.А. Беляева, уволенного с должности начальника Главного управления Генерального штаба, действительного статского советника А.А. Хвостова, лишившегося последовательно постов министра юстиции и министра внутренних дел, а также гофмейстера С.Д. Сазонова, смещенного с поста министра иностранных дел. Кабинеты уволенных министров занимал либо сам Б.В. Штюрмер, либо его ставленники. Когда в Ставке Главнокомандующего узнали, что действительный статский советник Б.В. Штюрмер, лишившись поста министра внутренних дел, практически сразу был назначен министром иностранных дел, генерал-адъютант М.В. Алексеев во всеуслышание раздраженно заметил: «Я теперь не удивлюсь, если завтра Штюрмера назначат на мое место ‒ начальником Штаба». Каждое ведомство, которые возглавляли чиновники, уволенные по требованию Б.В. Штюрмера, на определенном этапе должно было участвовать в судьбе реквизируемых инородцев. И каждый раз, когда возникала такая потребность, у руководства соответствующим министерством оказывался либо сам действительный статский советник Б.В. Штюрмер, либо человек, не способный ему перечить.  10 ноября 1916 года Б.В. Штюрмер был уволен со всех постов, но удостоен чина обер-камергера Двора Его Императорского Величества (высший придворный чин, 2-й по значимости придворный после монарха). В декабре 1916 г. назначен состоять в ведомстве Министерства внутренних дел с оставлением членом Государственного совета и обер-камергером. В самом начале Февральской революции, 28 февраля 1917 года, был взят под арест, а на следующий день – заключён в Петропавловскую крепость. В связи с тяжелым заболеванием Б.В. Штюрмер был переведен в больницу тюрьмы “Кресты”, где и скончался. Должен был стать основным обвиняемым по делам, рассматриваемым ЧСК, несколько раз был допрошен, но в связи с заболеванием и кончиной дело было закрыто.

Военное министерство

Поскольку Российская Империя в 1916 году участвовала в войне и дело о призыве инородцев касалось вопроса, связанного с ведением боевых действий, основную роль в разработке проекта Повеления о реквизиции играло Военное Министерство Российской империи и его высшее руководство. Структура Военного министерства была непростой, поэтому прежде чем представлять министра и его подчиненных, опишем те структурные компоненты Министерства, которые были задействованы в подготовке Повеления.

Важнейшим органом управления Российской императорской армии в мирное время являлся Генеральный Штаб, который некоторое время был даже выведен из Военного министерства в самостоятельный орган управления во главе с начальником Генштаба, наделенным, как и военный министр, правом личного доклада императору. Но в 1908 году Генеральный штаб был лишен такого самостоятельного статуса. В 1916 году Генштаб оставался важнейшим структурным подразделением Военного министерства, под названием «Главное управление Генерального штаба» (далее также ГУГШ, Генштаб). а начальник Генштаба (он же начальник ГУГШ) был подчинен военному министру.

Генштаб занимался разработкой мероприятий по подготовке к войне и строительству сухопутных сил, оперативно-стратегическим и мобилизационным планированием, военной разведкой и контрразведкой, перевозками войск и военных грузов, военно-научными и военно-топографическими работами, распространением военных знаний в войсках, а также личным составом и службой Генерального штаба.

Накануне Первой мировой войны Генеральный штаб состоял из 5 отделов (генерал-квартирмейстера, по устройству и службе войск, мобилизационного, военных сообщений и военно-топографического) и 2 комиссий (крепостной и комитета Генерального штаба), из которых в подготовке Повеления принимал участие Мобилизационный отдел. Рабочим органом начальника ГУГШ являлось управление генерал-квартирмейстера. Когда в начале войны была сформирована Ставка Верховного главнокомандующего, две трети руководящего состава ГУГШ были переведены в штаб Ставки.

Кроме Генерального Штаба в составе Военного Министерства имелся Главный Штаб. Оба структурных подразделения военного ведомства располагались в одном здании на Дворцовой площади Петрограда. Главный штаб являлся одним из восьми главных управлений Военного министерства Российской империи и был высшим органом военно-стратегического управления Российской армии. Компетенция Главного штаба охватывала всю службу войск, не касаясь лишь технической стороны и подготовки специальных родов оружия и корпусов. В частности, Главный штаб ведал вопросами управления вооруженными силами, делами по личному составу и комплектованию войск и военных учреждений, боевой подготовкой и хозяйством. По Положению о Главном штабе от 1911 года за ним были закреплены дела по личному составу армии, военному и гражданскому управлению казачьих войск, по пенсионным делам военного ведомства, управлению Туркестанским и другими азиатскими генерал-губернаторствами. Структурно Главный штаб состоял из Управления дежурного генерала, административного отдела, Отдела пенсионного и по делам нижних чинов, Казачьего отдела и Азиатской части. Управление (отдел) дежурного генерала ведало так называемой инспекторской частью — прохождением службы, наградами, пенсиями и тому подобными вопросами, а также отвечало за решение второстепенных задач Генерального штаба. Азиатская часть ведала военным и военно-народным управлением Кавказа, Туркестана, Сибирского и Приамурского округов. С начала июня 1916 года Отдел пенсионный и по делам нижних чинов Главного штаба являлся основным исполнителем мероприятий по привлечению инородцев на тыловые работы, в частности – по подготовке Высочайшего Повеления. В 1916 году высшие должности Военного министерства замещали следующие генералы.

Военные министры и их помощники

 Поливанов Алексей Андреевич (04.03.1855 – 20.09.1920) –  генерал от инфантерии произведен (далее – “пр.”) 10.04.1911 г. со старшинством (далее – “ст.”) с 25.03.1912 г. В штате Главного штаба с 1890 года, в течение 10 лет занимал второстепенные должности, но в 1905-1906 годах уже возглавлял Главный штаб, с 14.04.1906г. по 24.04.1912 г. – помощник последовательно двух военных министров А.Ф. Редигера и В.А. Сухомлинова. В 1912 году ввиду разногласий с министром В.А. Сухомлиновым по ходатайству последнего отправлен на пенсию. С самого начала Первой мировой войны активно участвовал в деятельности по эвакуации раненых под руководством верховного начальника санитарной и эвакуационной части принца А. П. Ольденбургского. 13 июня 1915 г. назначен и. о. военного министра, 10 сентября 1915 г. утвержден в должности и исполнял ее по 15 марта 1916 г. В тот же период являлся председателем Особого совещания по обороне государства. Добился заметного прогресса в деле вооружения и снабжения армии. Предпринимал шаги, направленные против влияния Г.Е. Распутина на действия министерства. Был снят с должности 15 марта 1916 года в результате дворцовых интриг с участием Г.Е. Распутина и Б.В. Штюрмера. В первом распоряжении Николая II об увольнении министра содержалось распоряжение объявить ему благодарность за работу, но на следующий день это предложение было отменено.  З августа 1916 года уже назначенный Туркестанским генерал-губернатором генерал-адъютант А.Н. Куропаткин в своем дневнике записал: “…на вопрос [князя Андроникова], кого же надо проводить военным министром, ответил: «Поливанова»”. В период правления Временного Правительства был председателем Особой комиссии по реорганизации армии на демократических началах и Комиссии по улучшению быта военных чинов. С февраля 1920 г. служил в РККА (был членом военно-учебной редакции, член Военно-законодательного совещания при Реввоенсовете, член Особого совещания при Главкоме). Входил в советскую делегацию на советско-польских мирных переговорах 1920 года в Риге в качестве военного эксперта. Во время этих переговоров заболел тифом и умер, похоронен в Петрограде на Никольском кладбище Александро-Невской лавры.

 Шуваев Дмитрий Савельевич (12.10.1854 — 19.12.1937) – генерал от инфантерии (произведён 12 июля 1911 г.) 13 декабря 1915 года был назначен главным полевым интендантом и начальником управления главного полевого интенданта Ставки Верховного главнокомандующего.  С 15 марта 1916 года по 3 января 1917 года — военный министр. После увольнения с поста военного министра назначен членом Государственного Совета. После Февральской революции был допрошен как свидетель созданной Временным Правительством Чрезвычайной следственной комиссией для расследования противозаконных по должности действий бывших министров, главноуправляющих и прочих высших должностных лиц как гражданского, так военного и морского ведомств. В числе прочих вопросов допрос касался и дела о “реквизиции инородцев”. В ноябре 1917 г. был арестован как бывший царский министр, но затем отпущен. С 1918 г. — в Рабоче-крестьянской Красной Армии (далее – РККА), главный военный интендант в Петрограде. С 18 октября 1920 г. — в распоряжении Реввоенсовета, в 1922 г. — начальник штаба Петроградского военного округа РККА, позже преподавал топографию в военно-учебных заведениях Красной Армии. В 1926 г. уволен в отставку по возрасту, жил в Липецке, персональный пенсионер с 1927 г. В 1937 году арестован, осужден за “…контрреволюционную агитацию пораженческого характера” и расстрелян 19 декабря 1937 года. Реабилитирован посмертно в 1956 году по ходатайству сына П.Д. Шуваева.

Беляев Михаил Алексеевич (23.12.1863 – не ранее 1918 года)  генерал от инфантерии (06.12.1914; ст. 26.03.1920). С 1909 года генерал-квартирмейстер Главного Штаба. После проведения мобилизации 01.08.1914 назначен и.д. начальника Генерального штаба (утвержден в должности 02.04.1916), с 23 июня 1915 выполнял обязанности помощника военного министра А.А. Поливанова. Активно препятствовал действиям военного губернатора Семиреченской области по формированию запасных и ополченческих казачьих сотен в июле – начале августа 1916 года. 10 августа 1916 освобожден от должности начальника Генштаба и назначен членом Военного совета.  3 января 1917 назначен военным министром. После Февральской революции дважды 1 марта и 1 июля 1917 года был арестован. Находился в заключении в Петропавловской крепости, был допрошен Чрезвычайной следственной комиссией Временного правительства. После Октябрьской революции освобожден и больше участия в общественной деятельности не принимал. Дальнейшая судьба и обстоятельства смерти неизвестны.

Фролов Пётр Александрович (4.10.1852 – не ранее 1918 года) – Сын декабриста А.Ф.Фролова. Генерал от инфантерии (пр. 1907; ст. 06.12.1907; за отличие). С 1888 года в штате Главного штаба, с 1896 – помощник начальника Главного Штаба, в 1903 исполнял должность начальника Главного Штаба. Во время Первой мировой войны главный начальник снабжения армий Северного фронта, то есть служил под началом генерал-лейтенанта Д.С. Шуваева. После назначения последнего на должность военного министра П.А. Фролов со 2 апреля 1916 года помощник военного министра, член Главного военного суда. В периоды отсутствия министра, часто выезжавшего в Ставку Верховного главнокомандующего, руководил всем Военным министерством. Несмотря на негативные оценки деятельности и.д. Туркестанского генерал-губернатора М.Р. Ерофеева в вопросе реализации Высочайшего повеления, генерал от инфантерии П.А. Фролов поддержал его в осуждении политики военного губернатора Ферганской области генерал-лейтенанта А.И. Гиппиуса и способствовал отстранению последнего от должности. 13 января 1917 года назначен членом Государственного совета, с оставлением в должности помощника военного министра и члена Военного совета. В Белом движении не участвовал, судьба после Октябрьской революции не известна.

Начальники Главного управления Генерального штаба и Главного Штаба

Аверьянов Пётр Иванович (5.10.1867 – 13.10.1937) – Генерал-лейтенант (пр. 22.03.1915; ст. 06.12.1916). Ведущий специалист Генерального Штаба по турецкой армии, с 1906 года в штате разведывательного управления Генштаба. С 20.11.1914 и. д. начальника мобилизационного отдела ГУГШ. С 10.08.1916 на время войны и. д. начальника Генерального Штаба. После Февральской революции 1917 года освобожден от должности и назначен генеральным комиссаром и Главноуправляющим турецкими областями, занятыми русскими войсками по праву войны. В 1918-1920 годах находился “в распоряжении главнокомандующего Добровольческой армией и Вооруженных сил Юга России”. Эмигрировал сначала в Турцию, затем в Югославию. Служил в югославской армии. Умер в Белграде, где и похоронен.

Михневич Николай Петрович (7.10.1849 — 8.02.1927) – генерал от инфантерии (пр. 1910; ст. 06.12.1910; за отличие), с 1893 года профессор, с 1904 года – начальник Николаевской академии Генерального штаба, кроме того читал лекции по военным наукам в Михайловской артиллерийской, Николаевской инженерной и Николаевской морской академиях и в военных училищах. 07.03.1911 назначен начальником Главного штаба и оставался на этом посту более 6 лет, в том числе в период Первой мировой войны. После Февральской революции был отстранён от должности и 02.04.1917 уволен от службы по болезни с мундиром и пенсией. После Октябрьской революции поступил на службу в РККА. Преподавал на 1-х Петроградских артиллерийских курсах, в Артиллерийской академии (1919—1925). Один из крупнейших русских военных теоретиков конца XIX – начала XX веков. Военный писатель, автор военно-исторических и военно-теоретических трудов. Умер 8 февраля 1927 в Ленинграде, похоронен в Александро-Невской лавре.

Начальники и помощники начальников отделов и управлений Главного Штаба

Управление дежурного генерала

Архангельский Алексей Петрович (05.03.1872-02.11.1959) – Генерал-майор (пр. 06.12.1912; ст. 06.12.1913; за отличие), с 1903 года в штате Главного штаба, с 1910 года помощник дежурного генерала Главного Штаба (назн. 19.09.1910; утв. 06.12.1912), с 24.07.1914 и.д. дежурного генерала Главного штаба. На этой должности оставался до падения монархии, с 17.04.1917 в течение нескольких недель исполнял обязанности дежурного генерала при Верховном Главнокомандующем и ведал всеми назначениями по армии. 09.05.1917 назначен начальником Главного штаба. Генерал-лейтенант (пр. 24.08.1917). После Октябрьской революции смещен с должности, но продолжал возглавлять Управление по командному составу в Главном штабе РККА. Находясь на этом посту, вел подрывную деятельность в пользу Добровольческой армии. В ноябре 1918 года ввиду угрозы разоблачения скрылся и по фальшивым документам бежал на юг. В феврале 1919 прибыл в Екатеринодар в штаб Добровольческой армии, где по собственному настоянию был предан военно-полевому суду, который не только оправдал его, но и высоко оценил его заслуги перед Добровольческой армией. До бегства разбитой Белой армии из Крыма служил при штабе Главнокомандующего ВСЮР, ведая вопросами личного состава. В эмиграции с 1927 года состоял председателем Общества офицеров Генерального штаба в Бельгии, а с 22.03.1938 принял должность начальника Российского общевойскового союза. В период гитлеровской оккупации Бельгии сотрудничал с германской администрацией по вопросам защиты прав русских эмигрантов. После освобождения Бельгии силами англо-американских войск советское правительство требовало от бельгийских властей выдачи А.П. Архангельского, но получило отказ. Умер и похоронен в Брюсселе.

Отдел Пенсионный и по службе нижних чинов

Баранов Валериан Михайлович (11.07.1856 – ?) Генерал-лейтенант (пр. 1913, ст. 31.05.1913; за отличие). Служил в штате Главного штаба более 30 лет, то есть с 1886 года, начав карьеру с должности помощника столоначальника и последовательно занимая руководящие должности правителя канцелярии Главного штаба, помощника дежурного генерала Главного штаба, начальника Распорядительной части Главного штаба и, наконец, начальника пенсионного и по службе нижних чинов отдела Главного штаба (08.01.1914-04.06.1917). Один из опытнейших служащих Военного ведомства. Уволен от службы по болезни 04.06.1917 г. В Гражданской войне участия не принимал. К сожалению, фотография генерал-лейтенанта В.М. Баранова нами не обнаружена, зато имеется фото его старшего сына Михаила Валериановича Баранова, дослужившегося до звания полковника в РИА, ставшего генерал-майором (пр. 22.07.1917; ст. 22.03.1917) – между двумя революциями и участвовавшего в гражданской войне на стороне большевиков в звании комкора РККА. Учитывая возраст и болезнь отца красного командира – генерал-лейтенанта В.М. Баранова, следует полагать, что он скончался до 1920 года и похоронен в Петрограде.

Фортунатов Константин Александрович (11.09.1856-?)  Генерал-майор (пр. 1910; ст. 06.12.1910; за отличие). Стаж службы в Главном штаба более 20 лет, В 1886 года принят и.д. столоначальника Главного штаба (с 01.11.1896). Помощник начальника отд. (01.08. -16.12.1904). Начальник отд. Гл. Штаба (16.12.1904-14.03.1909). Секретарь мобилизационного отд. ГУГШ (14.03.1909-03.12.1910). Состоял в числе генералов, положенных по штату при Гл. Штабе (с 03.10.1910). На 02.05.1916 в должности помощник начальника Отдела пенсионного и по службе нижних чинов отдела Главного штаба. Во время отсутствия по болезни начальника отдела генерал-майор К.А. Фортунатов замещал его и, в частности, выполнял основную работу по подготовке распорядительных документов по набору инородцев на тыловые работы, был председателем межведомственных совещаний по этому вопросу. Сведения о судьбе после Февральской революции отсутствуют, учитывая возраст следует полагать, что после в 1917 году К.А. Фортунатов был уволен на пенсию и в дальнейшем участия в общественной жизни не принимал. Фотография, к сожалению, отсутствует, как и надежные сведения о дальнейшей судьбе, обстоятельствах кончины и о потомках.

Острянский Петр Максимович (21.11.1871-?), полковникслужил в штате Военного министерства с 1904 года. В предвоенный период помощник столоначальника и столоначальник Мобилизационного отдела Главного управления Генерального штаба. В 1914 году назначен исполняющим дела начальника 12-го отделения Пенсионного и по службе нижних чинов отдела Главного штаба. Полковник П.М. Острянский являлся основным исполнителем всех документов, связанных с реквизицией инородцев на тыловые работы, начиная со 3 июня 1916 года, когда Военным министром было дано поручение готовить соответствующие законодательные инициативы, и вплоть до момента отмены призыва и начала возвращения тыловых рабочих по домам. Сведений о судьбе полковника П.М. Острянского после Октябрьской революции нет, он не значится в списках Белой армии, в отличие от его старшего брата генерал-майора А.М. Острянского, служившего в армии гетмана Скоропадского, эмигрировавшего во Францию и похороненного в пригороде Парижа на знаменитом русском погосте Сент-Женевьев-де-Буа.

Азиатская часть (на правах отдела Главного Штаба)

Манакин Михаил Михайлович (09.02.1862-17.06.1932) – генерал-лейтенант (пр. 06.04.1914; ст. 06.04.1914; за отличие). С 1903 по 1907 год состоял в распоряжении начальника Главного Штаба и в прикомандировании к ГУГШ. С 28.02.1911 по 03.01.1914 служил Военным губернатором Приморской области и наказным атаманом Уссурийского казачьего войска. 03.01.1914 назначен начальником Азиатской части Главного Штаба и оставался в этой должности до 17.05.1917, когда был уволен от службы с мундиром и пенсией. Генерал-лейтенант М.М. Манакин принимал участие в межведомственных совещаниях по вопросам набора инородцев на тыловые работы, в его подразделение поступали все доклады туркестанских военных губернаторов, к его помощи взывал генерал-лейтенант А.И. Гиппиус, считая себя непонятым и несправедливо униженным. По сути именно Азиатская часть должна была стать главным разработчиком проекта распорядительного акта о наборе инородцев. Но по каким-то соображениям (которые еще предстоит узнать) дело было поручено другому отделу, и Азиатская часть играла в этой истории второстепенную роль. Именно это обстоятельство, как мы полагаем, и стало причиной того, что папки с делами о разработке Высочайшего повеления не были обнаружены историками на протяжении целого века. В годы гражданской войны генерал-лейтенант М.М. Манакин находился в Японии, хотя числился в резерве офицеров Генерального штаба Ставки А.В. Колчака и “впредь до прибытия объявлен «в ожидании»”. В эмиграции большей частью проживал в Америке. Член Общества ветеранов Великой войны в Сан-Франциско. Умер в Загребе (Югославия).

Давлетшин Абдель-Азиз Абдулович (20 июля 1861—до 12.02.1920) – генерал-майор (пр. 1913; ст. 06.12.1913; за отличие). С 14.05.1899 г. состоял в распоряжении начальника Главного Штаба. С 1907 по 1916 год служил в Азиатской части Главного штаба помощником делопроизводителя и делопроизводителем. На 10.07.1916 и.д. помощника начальника Азиатской части. После назначения 23.07.1916 года генерал-адъютанта А.Н. Куропаткина Генерал-губернатором Туркестанского края получил назначение А.‑А.А. Давлетшин был командирован для выполнения обязанностей его адъютанта. В 1917-м году после Февральской революции включен в состав Туркестанского комитета, но после смещения генерал-адъютанта А.Н. Куропаткина с должности Туркестанского генерал-губернатора  А.-А.А. Давлетшин был отозван в Петроград, где возглавил Азиатскую часть Главного штаба. В антибольшевистской борьбе не участвовал, в списках генерального штаба РККА не значится, но известно, что 20.09.1919 предоставил начальнику Всероглавштаба Н.И. Раттэлю проект создания Восточного отделения академии генерального штаба и намечался в начальники этого отделения, но умер накануне его открытия 12.02.1920 г.

Министерство внутренних дел

Помимо Военного министерства в подготовке Повеления о реквизиции существенную роль сыграло высшее руководство Министерства внутренних дел.

 По российскому законодательству МВД участвовало в работах по обеспечению воинской повинности. Для заведования этим направлением деятельности в составе МВД 10 июня 1900 г. было образовано Управление по делам воинской повинности. Данное подразделение МВД осуществляло руководство деятельностью уездных и городских по воинской повинности присутствий; вело производство дел по призыву населения к отбыванию воинской, военно-конской и военно-повозочной повинностей; принимало в случае необходимости подготовительные меры к мобилизации армии и образованию Государственного ополчения; вело предварительную разработку законодательных предположений по предметам ведения управления.

 Учитывая все указанные функции Военное министерство сразу по получении соответствующего поручения привлекло Управление по воинской повинности МВД к подготовке набора мужского инородческого населения на тыловые работы. Поэтому и гофмейстер Б.В.Штюрмер, занимавший пост министра внутренних дел в 1916 году и два его преемника были вовлечены в это государственное дело.

Министры внутренних дел и их помощники

Штюрмер Борис Владимирович (15.07.1848 — 20.08.1917). – действительный статский советник (20 апреля 1891). Основная справка о Б.В. Штюрмере, как о Председателе Совета Министров, приведена выше. Министром внутренних дел он стал 3 марта 1916 года, уже занимая пост Председателя Совета министров и сменив на этом месте А.Н. Хвостова, который получил этот пост по настоянию императрицы как человек лояльный по отношению к Г.Е.Распутину и меньше чем через полгода был уволен за попытку организовать убийство “старца”. Несмотря на полный провал с предыдущим ставленником назначение Б.В Штюрмера также лоббировала супруга императора. Увольнение Б.В. Штюрмер с должности главы МВД последовало 7 июля 1916 года, то есть через 4 месяца с даты занятия этого министерского поста и за четыре месяца до того, как он покинул пост главы правительства. Примечательно, что министерский кабинет в здании МВД, освобожденный Б.В. Штюрмером, занял дядя А.Н. Хвостова, действительный тайный советник А.А. Хвостов. А его предшественник начал совмещать должность Председателя правительства с обязанностями министра иностранных дел. Как свидетельствуют документы, весь период с марта по октябрь 1916 года, независимо от занимаемого поста, действительный статской советник Б.В. Штюрмер активно проводил свою политику по вопросу о судьбе привлекаемых на государственные работы инородцев, причем для проведения этой политики использовал административный ресурс, то есть совмещение двух постов в системе государственного управления. 10 ноября 1916 года Б.В. Штюрмер был уволен со всех постов. Но к сожалению, к этому времени судьба семиреченских киргизов была окончательно решена, как и вопрос о принадлежности земель в районе озера Иссык-Куль, Чуйской долины и других районов юга Семиречья.

Хвостов (Хвостов-старший) Александр Алексеевич (1857 — 23.11.1922) действительный тайный советник (с 1 01.1917 г.). С 6 июля 1915 года занимал посты министра юстиции и генерал-прокурора. 7 июля 1916 года был освобожден от занимаемых должностей и назначен Министром внутренних дел. Формально именно А.А. Хвостов занимал пост министра МВД в тот короткий период, когда в Туркестане происходили наиболее кровавые события. Однако он практически не мог повлиять на них, так как, во-первых, Б.В. Штюрмер буквально в последние дни перед оставлением поста министра МВД дал указания начать реквизицию без предварительной подготовки; а, во-вторых, проблемы Туркестанского края, управляемого Военным министерством, всегда находились на периферии деятельности МВД. 16 сентября 1916 года Хвостов (по требованию своего предшественника на министерском посту Б.В.Штюрмера, сохранившего пост Председателя Совета министров) оставил министерский пост, при этом за ним были сохранены должности сенатора и члена Государственного Совета. А.А. Хвостов-старший на всех постах проявлял себя бескомпромиссным борцом с коррупцией и “распутинщиной”, что и становилось причиной отставок. После Февральской революции допрошен в Чрезвычайной следственной комиссии, однако никакие обвинения ему не были предъявлены. После Октябрьской революции 1917 года отошел от политической и общественной деятельности, переехал в Елец, где и скончался 23 ноября 1922 года.

Протопопов Александр Дмитриевич (18.12.1866 г. — 27.10.1918 г.) действительный статский советник с 1909 года. 16 сентября 1916 года назначен управляющим Министерством внутренних дел, 20 декабря того же года был утверждён на посту министра. А.Д. Протопопов, являющийся последним министром внутренних дел в истории Российской Империи, занял этот пост, когда события и в Туркестане в целом и в Семиречье – в частности, уже прошли точки невозврата, и ничего исправить уже было нельзя. Но на долю этого министра, среди множества иных проблем, выпало участвовать в подготовке ответов на запросы Государственной Думы в связи с туркестанскими событиями. Февральская революция перевернула эту страницу истории и запросы на несколько лет остались без ответов, а виновные – без юридически обоснованного наказания. Современники не только характеризовали действия А.Д. Протопопова на посту министра внутренних дел как непрофессиональные и разрушительные, но и почти единодушно высказывали предположения о его психически ненормальном состоянии во время пребывания в этой должности. Временное правительство в первый же день своей деятельности издало указ об аресте бывшего министра внутренних дел, его несколько раз допрашивали в ЧСК, но убедительные доказательства преступной деятельности не были обнаружены. А.Д. Протопопова держали под стражей до свержения Временного Правительства, советские органы власти в свою очередь арестовали его, пытались допрашивать, но ввиду серьезного душевного расстройства – безуспешно. В 1918 году А.Д. Протопопова перевезли в Москву, поместили в Таганскую тюрьму и, по не подтвержденным документально сведениям, расстреляли.

Волконский Владимир Михайлович (1868—1953)князь, внук декабриста князя Волконского, действительный статский советник (1912). Депутат Государственной Думы III и IV созывов, являясь “старшим товарищем председателя Госдумы, проявлял самостоятельность мнений и отстаивал их. С начала Первой мировой войны состоял представителем Думы в Верховном совете по призрению семей лиц, призванных на войну, а также семей раненых и павших воинов. 14 июля 1915 назначен товарищем министра внутренних дел. Занимал должность при министрах А. А. Хвостове, Б. В. Штюрмере и А. Д. Протопопове. Курировал управление по делам воинской повинности. В декабре 1916 г. вышел в отставку в знак протеста против политики, проводимой Протопоповым. После Октябрьской революции участвовал в Белом движении, находясь в окружении генерала Юденича, но проживал на территории Финляндии. После провала наступления Юденича на Петроград эмигрировал в Германию, затем во Францию. Скончался в Ницце, где и похоронен.

Куколь-Яснопольский Степан Александрович –  6 декабря 1907 года произведён в тайные советники. С 1901 года и по состоянию на июнь 1916 года – начальник Управления по делам о воинской повинности МВД, в октябре 1916 года был назначен товарищем министра внутренних дел А.Д. Протопопова (во время болезни последнего в ноябре-декабре 1916 года фактически исполнял обязанности министра). Был основным проводником позиции МВД, в частности министра Б.В. Штюрмера в переговорах с Военным министерством по вопросу о принципах набора инородцев на окопные работы. 31 января 1917 года уволен из МВД и назначен членом Государственного совета. Во время Февральской революции был арестован, с 4 по 13 марта содержался в Трубецком бастионе Петропавловской крепости, затем был освобожден. 1 мая 1917 года был оставлен за штатом Государственного совета, 14 декабря 1917 года — в связи с упразднением Госсовета уволен от службы. Данные о дальнейшей судьбе отсутствуют, по неподтвержденным сведениям, скончался в России зимой 1921 года “от материальных невзгод в нищете и голоде”.

Федоров Алексей Павлович – действительный статский советник, в 1911 г. служил чиновником особых поручений при Управлении по делам о воинской повинности МВД. В вопросах, связанных с набором инородцев на тыловые работы, А.П. Федоров выполнял в МВД функции аналогичные тем, которые выполнял полковник П.М. Острянский в Военном министерстве: был составителем (исполнителем) всех исходящих документов по данному вопросу, участвовал в межведомственных совещаниях и решениях технических вопросов, но кардинальные решения принимали его руководители – прежде всего министры при которых он служил Б.В. Штюрмер, А.А. Хвостов и А.Д. Протопопов.

Вот мы и представили те 20 персон, которые были причастны к появлению на свет документа, разрушившего жизнь сотен тысяч людей в тысячах километрах от Петрограда. Конечно, были и другие, менее значительные чиновные фигуры, но здесь представлены все, от кого на том или ином этапе непосредственно зависело, каким будет этот документ. Как следует из представленного материала, А.П. Федоров – единственный из активных участников подготовки Высочайшего повеления, сведения о котором к настоящему времени не представлены ни в одной из справочных баз данных Интернета. Информация обо всех остальных перечисленных в этой справке должностных лицах имеется в Википедии или на ином биографическом ресурсе, что дает основание утверждать, что Высочайшее повеление от 25 июня 1916 года было государственным правовым актом первостепенной важности, коль его создавали первые лица Российской Империи. Однако упоминаний об этом “произведении” нет ни в одной из биографических справок авторов, так же как нет и отдельной статьи, посвященной самому этому документу и истории его создания.

Но это как раз – дело поправимое.

ЧИТАТЬ ЧАСТЬ 1-Ю СТАТЬИ О ПОДГОТОВКЕ ВЫСОЧАЙШЕГО ПОВЕЛЕНИЯ


Author
Владимир Шварц

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *