1916: ЛЕТОПИСИ

1916 ГОД. ТУРКЕСТАН. ХРОНОЛОГИЧЕСКИЙ ОБЗОР. ДНИ 114 И 115

ДЕНЬ ЗА ДНЕМ. Ровно 100 лет назад в Туркестане. Дни 114 и 115 от начала описания: 5 и 6 ноября  по новому стилю и 23 и 24 октября по старому стилю, использовавшемуся в 1916 году. ТОЛЬКО НА ОСНОВЕ ДОКУМЕНТОВ.

5 главных аргументов в доказательство того, что Семиреченский губернатор М.А.Фольбаум — один из организаторов провокации под названием «киргизское восстание» — покончил жизнь самоубийством, чем признал свою вину, но избежал полного разоблачения и позора, а кроме того — увел в тень и уберег от кары остальных организаторов и исполнителей массовых убийств.


ЛЕТОПИСЬ Туркестанской Смуты

Дата:  23-24 октября 1916 года, воскресенье-понедельник
Место действия: Туркестанский край

1916-10-23-24-folbaum-mertvКак было указано в обзоре событий предыдущих двух дней, в субботу 22 октября из жизни ушел Семиреченский военный губернатор, командующий войсками Семиреченской области и Наказной атаман Семиреченского казачьего войска генерал-лейтенант Михаил Александрович Соколов-Соколинский, больше известный под прежней фамилией — Фольбаум (для краткости и ясности мы и далее будем называть его той фамилией, под которой он прожил всю свою жизнь).

Официальные газетные публикации, извещающие о смерти военного губернатора Семиречья, появились только в понедельник 24 октября, хотя газеты, в частности, Семиреченские областные ведомости выходили ежедневно, в том числе и 23 октября.

Не может быть сомнений, что в администрации Туркестанского края в Ташкенте эта новость была известна практически сразу — в субботу. Но в ежедневных сообщениях в Петроград она не нашла отражения, ни в день смерти А.М.Фольбаума, ни в последующие дни.

23 октября Генерал-губернатор А.Н.Куропаткин направил ежедневную телеграмму Военному министру следующего содержания (РГВИА ф.2000, оп.1, д.7678, л. 218-218об)

Дополнение телеграммы 8360.
С шестнадцатого по двадцать второе октября включительно были отправлены из края при полном порядке согласно расписанию эшелоны туземцев рабочих областей Сыр-Дарьинской два, Ферганской два и Самаркандской два, всего шесть эшелонов  и с прежде отправленными — тридцать пять эшелонов [в] среднем около одной тысячи человек [в] каждом.
[В] Пржевальском уезде сформированные из остатков Пишпекских [и] части Атбашинских волостей шесть новых волостей размещены [в] Нарынском районе, и в знак покорности эти волости выставили 1400 лошадей и готовят рабочих.
[В] прочих местах края без перемен.
[В]  Астрабадском районе по донесению нашего комиссара из Гумбета перекочевавшие сюда джарфабаевцы и актабаевцы, присоединяясь к мятежникам, выставляют для наблюдения [за] движением наших войск дозоры, большое скопище иомудов, напав на поселок Донской угнало весь крестьянский скот, меры охранения наших поселков приняты 8399
Куропаткин

В понедельник — 24 октября — в Петрограде получили очередную следующую телеграмму  (РГВИА ф.2000, оп.1, д.7678, л.217):

Дополнение телеграммы 8399.
Во всех уездах Семиреченской области 15-19 октября происходили необычайно сильные снежные бураны, препятствовавшие движению отрядов [в] Нарынском районе и южной части Джаркентского уезда и приостановившие [в] Копале и Токмаке мобилизацию людей.
[В] Закаспийской области Тедженском уезде по тракту на Серахс между станциями Переправа [и] Каушут пятью вооруженными туркменами произведено нападение на почту, нападение отбито, почта цела.
[В] прочих местах края без перемен, из Астрабадского района новых донесений не поступило.8432
Куропаткин

Интересно, что за все время пребывания генерал-адъютанта А.Н.Куропаткина на посту Туркестанского губернатора телеграмма № 8432 — первая, в которой имеется ссылка на погодные условия. Внезапная смерть командующего войсками Семиреченской области (а это одна из должностей покойного) не являлась достаточным основанием для приостановки карательных действий в районе русско-китайской границы, вот и решили свалить все на погоду. Если судить по официальным документам, хранящимся в фондах РГВИА, смерть генерал-лейтенанта М.А.Фольбаума вообще не была замечена. Ни одного упоминания! Как будто его и не было…

Но для исследуемой нами истории Туркестанской смуты эта кончина первого лица Семиреченской области, представляет огромной интерес. Поэтому именно смерть семиреченского губернатора будет главной и единственной темой сегодняшнего обзора. Причем вопрос будет оставлен так: Какие есть основания считать, что военный губернатор Семиреченской области генерал-лейтенант М.А.Фольбаум ушел из жизни по собственной воле, то есть — совершил самоубийство?

Дата:  23-24 октября 1916 года, воскресенье-понедельник
Место действия: Семиреченская область, Верный

Основание первое: Негативное настроение в обществе, направленное персонально на губернатора

Анализ обстоятельств смерти генерал-лейтенанта М.А.Фольбаума начнем с ознакомления читателей с публикацией газеты «Семиреченские областные известия» № 235 за 20 октября 1916, то есть за два дня до кончины губернатора области. Редакторская колонка с названием «К читателям» была опубликована на первой странице газеты, что говорит о ее огромной важности: обычно на этой полосе печатали только сводки с фронта и царские указы. Итак,

В виду указаний Генерала Куропаткина о необходимости возможно скорее наладить в области мирный ход жизни — приглашаем читателей подумать на эту тему. Раз мятеж угасает (о чем ген. Куропаткин уже телеграфировал Военному министру), все мы обязаны содействовать предуказаниям главного своего Начальника и поработать над умиротворением нашего края.
К сожалению, на деле совершается не это. Мы не говорим уже о крестьянской массе, склонной по своей темноте, переиначивать факты и искать всем событиям свои толкования, но имеем в виду, прежде всего горожан, которые с легким сердцем занимаются пересудами, сеющими тревогу и вражду. То пускаю слухи, что какой-то чиновник «продал» русских мятежникам, причем злоумышленники даже называют сумму (три миллиона — если чиновник в штаб-офицерских чинах или 18-20 всего тысяч, если чиновник помоложе), то негодяи шепчут про какую-то «измену», то упрекают одних деятелей в потворстве мятежникам и недоброжелательстве к русским и т.д. и т.д. — без конца.
Стоит начальству выпустить из тюрьмы какого-то киргиза, приговоренного в тюрьму на 2-3 месяца и освобожденного за отсутствием серьезных улик и за окончанием срока высидки, — те же негодяи кричат » — вот выпустили! их повесить надо, а их освободили, конечно, взята взятка!»
А между тем публика обязана знать, что на все есть закон, что за точным исполнением закона следит и старшее начальство и прокурорский надзор, и что поэтому — никто из служащих не рискнет ни арестовать, ни освободить кого-либо иначе как по закону.
Всего же хуже, что подобных злоумышленников нельзя даже отыскать и наказать: само общество им покровительствует и их множит своим равнодушием к этому скверному и значительному по своим последствиям общественному злу.
Надо, чтобы общество помогало делу. Некоторые злоупотребления, даже массовые, быть может, и существуют, но они, несомненно, мелки и их можно искоренить не слухами, не болтовней, не анонимками (увы, этого добра тоже много в Семиречье!) а открытым указанием на виновных. Наша газета к услугам подобных лиц. Но в крупных чертах Семиречье обставлено вполне благополучно: в этом порука нашего Главного Начальника Туркестанского Края, только что обревизировавшего главнейшие вопросы местного управления и оставшегося всем увиденным очень и очень довольным.

Это публичное обращение власти к населению — совершенно уникальный документ тех дней. По сути — это истеричный вопль областной власти (напомню, «Семиреченские областные ведомости» — официальный орган военной администрации Семиреченской области): «Мы такую штуку провернули, захватили столько земли, все скопища киргизов загнали в Китай и в горы замерзать, а вы нас «в измене» и потакании киргизам обвиняете! Окститесь, православные!»

Однако сообщить вот так — прямо о ловко провернутой во славу «русского дела» авантюре, которая стоила жизни всего-то паре-тройке тысяч жизней каких-то там «темных переселенцев», не могли ни первые лица области, ни их печатный орган. А население (кроме казаков, и то, по большей части — казачьего начальства), которое с этой авантюры ничего, кроме нескольких недель страха, не поимело, требовало крови.

И, конечно же, главным виновным верненские обыватели, зараженные шовинистическими антигерманскими настроениями, считали губернатора… этого «немца — Фольбаума, который еще и русскую фамилию себе купил». Очевидно, что обвинения в покупке фамилии не следует принимать всерьез, императорам взятки не предлагают. Наверное, и в самом деле непросто было жить с немецкой фамилией во время войны с Германией…

Таким образом, благодаря этому публичному обращению, мы имеем абсолютно достоверные сведения о том, какова была общественная атмосфера в те дни в Верном. Генерал-лейтенант М.А.Фольбаум, конечно же, все это знал. И испытывал жуткую обиду на неблагодарность своих сограждан, которых, как он считал, он «осчастливил» путем очищения красивейшего в мире края от «этих кровожадных дикарей».

Эта атмосфера общественного негодования — первый аргумент и весьма существенный в обоснование версии о самоубийстве М.А.Фольбаума.

Но мы прекрасно понимаем, что стресс вызванный таким отношением общества мог вызвать и естественную скоропостижную смерть — инфаркт, инсульт. Поэтому переходим ко второму аргументу.

Основание второе: юбилей, проигнорированный начальством

Для тех, кто внимательно читает наши обзоры, не секрет, что 22 октября не было рядовым днем для военного губернатора М.А.Фольбаума: это был день его рождения, более того — это был день 50-тилетия. В те времена, как и сейчас по «круглым» и юбилейным датам сановников их бурно славословили подчиненные, приветствовали и награждали орденами начальники, выражали восторги обыватели, короче «кричали женщины «Ура!» и в воздух чепчики бросали!»

А тут? Открываем номера областных газет за 22 октября (как их, безусловно, открыл утром сам юбиляр) и не видим там даже малейших признаков чествования. Полная тишина! И это — понятно, после того, что поведало нам обращение «К читателям» об отношении семиреченцев к Главному начальнику области, опубликовать какие-то адреса с выражением восторгов и пожеланием «Долгих лет» было просто невозможно.

Ну ладно, поздравления от местных структур, может быть, М.А.Фольбаум и не ждал. Но ведь не последовало поздравительных телеграмм ни Петербурга, ни из Ташкента. И даже коллеги — военные губернаторы Самаркандской, Сыр-Дарьинской и Ферганской области тоже никак не отметились.

Кто-то может предположить, что, мол, в стране идет война, не до празднеств. Можно предположить… Но вот крошечное сообщение, напечатанное все в тех же «Семиреченских областных ведомостях»№ 236 за 21 октября 1916, в разделе «Местные известия»

Маскарад. 22-го октября в помещении Коммерческого собрания устраивается с благотворительной целью бал-маскарад.

Конечно, поводом для веселья не обязательно являлся юбилей военного губернатора, но совпадение вряд ли случайное. Увы, этому балу не было суждено состояться. Юбиляр до него не дожил.

Конечно, совпадения бывают самые невероятные. Но чтобы «внезапная» мгновенная смерть настигла человека ровнехонько в день его юбилея, согласимся, бывает не часто. А вот тишина со стороны подчиненных и начальства в твой персональный праздник, да на фоне активной ненависти со стороны общественности, вполне может толкнуть на последний шаг.

Основание третье: последняя служебная телеграмма как «прощальная записка»

Юбилей юбилеем, но служба, прежде всего. На все запросы начальству нужно отвечать. И, судя по многим документам, генерал-адъютант М.А.Фольбаум в вопросах службы был весьма пунктуален, можно сказать «был настоящим немцем». Но все-таки, скажем так, он был «русским немцем»: его телеграммы были всегда избыточно эмоциональны и откровенны, а еще — многословны.

В описываемые октябрьские дни большой переполох во всех приемных от Верного до Петрограда вызвало Донесение Начальника Туркестанского районного охранного отделения от 23 сентября 1916 года № 4164 о том, что «проживающий в гор. Андижан Шадаман ходжа» распускает слухи и «надо ожидать скорого объявления войны России со стороны Афганистана…», и далее в этом донесении сообщалось (РГВИА  ф.1396, оп.2, д.2422, л.495 — 495об)

«…а также «По словам Шадами-ходжи » Причины выступления… выступления киргиз Семиреченской области кроются в посылке из Китая агитаторов из числа русских подданных киргиз, обещавших поддержку Китая, где немецкое влияние тоже сильно.
Имелось предположение, что киргизы Семиреченской области должны овладеть Оренбургской железнодорожной линией, Сибирские киргизы — прервать сообщение на Сибирской железной дороге, афганцы и турки действовать в Закаспийской области, прервать сообщение с Каспийским морем. Таким образом, русские в Туркестане были бы предоставлены самим себе и в конечно итоге все были бы вырезаны, за исключением женщин, которые бы достались в добычу сартам и киргизам.
Полковник Волков

Прочитав эту телеграмму, Генерал-губернатор А.Н.Куропаткин в начале октября наложил следующую резолюцию

Резолюция Куропаткина «В донесение. Похоже на правду»

Эта резолюция означала, что о якобы грозящей всему Туркестану опасности, следует сообщить Военному министру. Телеграммы с выдержками из донесения главы туркестанской охранки, были посланы в Петербург и по линии МВД, и в МИД. О страшной угрозе были проинформированы и областные воинские начальники, в частности была послана телеграмма следующего содержания, она послана и в Верный.

Секретно
Штаб округа
9/10 октября 1916 г. № 3333/1791
Военному Губернатору Семиреченской области
По имеющимся сведениям причины выступления киргиз Семиреченской области кроются в посылке из Китая агитаторов из числа русских подданных киргиз, обещавших поддержку Китая, где немецкое влияние тоже сильно. Имелось предположение, что киргизы Семиреченской области должны овладеть Оренбургской железнодорожной линией, Сибирские киргизы — прервать сообщение на Сибирской железной дороге, афганцы и турки действовать в Закаспийской области, прервать сообщение с каспийским морем. Таким образом, русские в Туркестане были бы предоставлены самим себе и в конечно итоге все были бы вырезаны, за исключением женщин, которые бы достались в добычу сартам и киргизам.
Сообщаю об изложенном для сведения, по приказанию начальника Штаба, прошу уведомить, насколько представляются достоверными приведенные сведения в отношении киргиз [области]
И.Д. окружного генерал-квартирмейстера подполковник Маккавеев

Как видим, телеграмма пришла в администрацию губернатора М.А.Фольбаума в те дни, когда он сопровождал Главного Начальника Туркестанского Края по своей области, получая от него, то одобрение, то нагоняи. Поэтому до подготовки ответа на этот весьма важный запрос у семиреченского губернатора дошли руки только после отъезда высокого гостя.

Поразительно, но факт: этот ответ сохранился в делах Военного министерства в Петербурге. Он замечателен по двум причинам: во-первых, датой отправления: 22 октября 1916 года, а во-вторых содержанием (РГВИА  ф.1396, оп.2, д.2422, л.462):

Телеграмма из Верного 22/X-[1916 г.]  11937/2308.
Смотрите мои донесения 144 семнадцатого августа 2816, восемнадцатого августа 2869, двадцать третьего августа 3761
Соколинский

Я думаю, что даже человек, который не был чиновником, понимает, что ответить в таком стиле начальству, да еще по столь важному вопросу может только… самоубийца… То есть человек, который уже уволен со своей должности, или хочет этого добиться. Потому что эта телеграмма — просто верх хамства! Это почти что ответить «Да ну вас всех» или того хуже. И, тем не менее — такой документ есть!

И он вопиет о том, что в день своего 50-летия, генерал-лейтенант М.А.Соколинский, хоть и был жив, но уже перестал соблюдать все служебные обязанности. Более того — продемонстрировал это абсолютно откровенно: ведь не сам отправлял телеграмму, а диктовал ее дежурному офицеру. Вот ведь тот изумился… А потом, наверно все понял…

Поэтому данная телеграмма, датированная днем смерти генерал-лейтенанта М.А.Фольбаума, вполне может считаться его «предсмертной запиской» своему воинскому начальству: «В моей смерти вините себя, господа!»

Основание четвертое: не было поздравлений, не будет и соболезнований

Выше, на основании анализа содержания официальных СМИ, было показано, что весьма значительная личность — военный губернатор области Российской империи, Наказной атаман казачьего войска не удостоился поздравлений с круглой датой. Так может быть, спохватившись, высокое начальство отозвалось на смерть боевого генерал-лейтенанта (напомню, что М.А.Фольбаум успел повоевать на германском фронте и вернулся на должность губернатора после тяжелого ранения, отмеченного орденом Святого Георгия). Так вот — нет!

Конечно, какие-то соболезнования были. И очень-очень показательные. Из непосредственных подчиненных — начальников уездов, входящих в состав области, первым отметился … «Валериан Великолепный» — полковник В.А.Иванов. Свою скорбь выражают «чины Лепсинской администрации» и «офицеры Лепсинского гарнизона». «В числе прочих выражений сочувствия в тяжелой утрате, получена телеграмма от архиепископа Дмитрия, бывшего епископа Туркестанского т ташкентского». Все это напечатано в газете «Семиреченские областные ведомости» № 240 от 25.10.1916 г., а в следующем номере опубликован большой некролог за подписью военного начальника Верненского уезда полковника И.И.Лиханова. И это — все! Ни от одного из высших чиновников Туркестанского края, не говоря уж о петроградских генералах, соболезнований не поступило.

Такое молчание по отношению к покойному может свидетельствовать только об одном: его уход из жизни не был естественным, и потому никаких выражений скорби со стороны сильных мира сего покойный не заслужил.

Основание пятое: вынос тела из православного храма сразу после Февральской революции

Как и было написано в объявлении, покойного военного губернатора Семиреченской области генерал-лейтенанта М.А.Фольбаума отпели и захоронили в склепе.

Но пробыло там тело чуть больше полугода. В апреле 1917 года в Верном состоялся Первый Семиреченский войсковой казачий съезд , протокол заседаний которого опубликован. Так вот, согласно этому протоколу

…съезд по предложению Больше-Алматинского станичного общества единогласно постановил: тело генерала Соколова-Соколинского М.А. (Фольбаума), военного губернатора области и наказного атамана, умершего 22.10.1916г., перенести из склепа Софийского войскового собора и перезахоронить на Мало-Алматинском станичном кладбище, руководствуясь тем соображением, что «земля эта казачья, войсковая».

В интернете болтаются «свидетельства» очевидцев, о том, что тело бывшего Наказного Атамана Семиреченского казачьего войска вынесли из храма «красные». Оставим это на совести тех, кто это пишет. Для нас же важно, что тело генерал-лейтенанта Фольбаума было вынесено из храма по решению казачьего съезда, в истинности православной веры участников которого вряд ли могут быть сомнения. А по канонам этой веры только одной категории крещеных в православие не было места не то что в стенах храма, а даже в земле, находящейся в пределах ограды храма — это не допускалось для самоубийц. Никаких иных оснований для вскрытия склепа и перезахоронения тела своего Наказного атамана у делегатов Первого Семиреченского войскового казачьего съезда не было. Ведь в апреле 1917 казаки этого войска бодро осваивали прииссыккульские земли, которые для них «освободил» не кто иной, как военный губернатор Семиреченской области М.А.Соколов-Соколинский, он же Фольбаум. Но, благодарность — это одно, а святая вера — другое. Вот и не упокоилось тело раба божьего М.А.Фольбаума.

И вследствие этого решения казачьего съезда, хотя это и не прозвучало открыто в протоколе, мы еще раз находим подтверждение, не баба с косой унесла его жизнь, а по собственной воле он ее лишился.

Основание шестое: единственное не косвенное, а прямое документальное

До недавнего времени приходилось утверждать, что ни одного письменного документа из прошлого, подтверждающего факт самоубийства М.А.Фольбаума, в архивах не обнаружено. Если таковые и были, то либо они были аккуратно изъяты, либо хранятся в тех делах военного ведомства, до которых еще не добрались исследователи.

Но в 2016 году МГУ имени М.В.Ломоносова был издан сборник документов под редакцией к.и.н. Т.В.Котюковой «Восстание 1916 года в Туркестане: документальные свидетельства общей трагедии (сборник документов и материалов)». В этом сборнике есть очень интересный, но не введенный в широкий научный оборот документ. Речь идет о документе № 81, который называется  «Восстание сартов в Туркестане (дневник П. Аношкина)». В «Сборнике…» (стр.257) есть краткая справка об авторе этого дневника и о том, где была обнаружена рукопись:

 Аношкин Петр – инженер, работавший в Туркестане. После эмиграции жил в Чехословакии. Сотрудник Русского зарубежного исторического архива в Праге. Рукопись дневника, очевидно, относится к 1925 г.

Если судить по названию, то содержание дневника не должно иметь отношение к Семиреченской части туркестанских событий. В целом — так оно и есть: автор лично принимал участие в карательной операции в отношении коренного населения Самаркандской области в июле 1916 года, то есть в те дни, когда полковник П.П.Иванов уничтожал город Джизак. Но во вступительной части этих воспоминаний на стр.259 сборника мы читаем

Ген[ерал] Куропаткин, принимая Туркестан осенью 1916 г., учел этот недостаток полицейской администрации, и им лично [несколько] приставов было уволено от службы, а некоторые преданы суду. Губернатор Семиреченской области при приближении генерала Куропаткина (осматривавшего Туркестанский край) чувствовал, что не может замести следы и скрыть все свои злоупотребления по службе, и во избежание неприятностей покончил с собой самоубийством.

Конечно, обращает внимание не соответствующая реальности последовательность событий: смерть военного губернатора Семиречья наступила не до, а после осмотра вверенной ему части Туркестанского края генерал-губернатором А.Н.Куропаткиным. Ясно, что этот эпизод написан автором на основании слухов, достигших его ушей во время его пребывания в Туркестане. Но для нас важно не это: оказывается, в те времена факт самоубийства М.А.Фольбаума вовсе не был тайной. А значит, должен был присутствовать и в иных неслужебных документах, частной переписке, например. И, тем не менее, в пределах Российской империи ни одной такой записи не обнаружено. Но, к счастью, есть и другие пределы… Так что, не исключено, что когда-нибудь, например, в бумагах китайского МИД будет обнаружено однозначное описание не только самого факта самоубийства, но и каким способом оно было совершено.

Прочие основания

На мой взгляд, кроме перечисленных шести оснований, есть и другие — менее явные на первый взгляд — аргументы в пользу утверждения, что М.А.Фольбаум наложил на себя руки, осознав неизбежный позор от раскрытия его роли в «киргизском восстании». Большая их часть связана с отсутствием внятных объяснений действий самого губернатора и его непосредственных подчиненных в период с 15 июля по 9 августа. Причем сами факты сомнительных действий были известны, а вот объявить их мог и должен был только Главный начальник Семиречья.

Следующий блок оснований связан с действиями, предпринятыми генерал-губернатором А.Н.Куропаткиным, явно указывающими, что он будет проводить расследование семиреченских событий помимо администрации области, в частности с привлечением Верненского окружного суда (неподконтрольного губернатору) и получения сведений от представителей самих киргизов (не отдавая их под мгновенную расправу с помощью военно-полевых судов или конвоиров, постоянно допускающих «попытки побега», но очень метко стреляющих в беглецов).

Ну и наконец, есть и нецитированные выше документальные свидетельства, косвенно указывающие на нечистоплотность семиреченского губернатора в период перед восстанием. Такие «намеки» имеются, в частности, в Докладе заведующего Верненским розыскным пунктом ротмистра В.Ф.Железнякова и в протоколе уже упомянутого Первого Семиреченского войскового казачьего съезда, в котором записано

К концу заседания заслушан делегат Лятьев В.Т. заявивший о том, что на одном из станичных сборов Больше-Алматинской станицы подъесаул Бакуревич публично заявил, что «ему о готовящемся киргизском бунте было известно еще за 18 дней до начала его», о чем последний лично докладывал военному губернатору Фольбауму, однако никаких «распоряжений» на этот счет сделано не было. Копию заявления Лятьева решено было «препроводить» прокурору Верненского окружного суда.

Так что приведенные «5 оснований» — не полный перечень аргументов, но мне они представляются вполне убедительными, чтобы утверждать:

22 октября 1916 года в день своего пятидесятилетия генерал-лейтенант Михаил Александрович Фольбаум, менее чем за два месяца до этого получивший высочайшее разрешение зваться Соколовым-Соколинским, осознав, что и верненская общественность и краевое начальство вполне обоснованно считает его виновником в массовой гибели русских людей и готовы всеми средствами добиваться от него всей правды, счел за лучшее избежать позора и наложил на себя руки.

Для нас же ясно, что вмененная русским обществом и русской властью М.А.Фольбауму вина как минимум не полна, а на самом деле — составляет малую толику истинной вины, которая состоит в запланированном бандитском отъеме общинной и частной собственности киргизов и в организации актов государственного террора в отношении российских подданных, как русских, так и киргизов.

У меня есть версия, как именно предполагалось провернуть это дельце по изгнанию киргизов «малой кровью», и что пошло не так, как планировалось. Но это — немного другая история.

folbaum-2-2

Фотография из архива Валентины Павпертовой — правнучки М.А.Фольбаума

А в заключение хочу сказать, что мне лично кажется исторической несправедливостью то, что добровольный уход и молчание генерал-лейтенанта М.А.Фольбаума дали возможность остаться безнаказанными десяткам персонажей этой  трагедии, чья вина была как минимум столь же весома, как и вина самоубийцы. Сохранивший остатки офицерской чести и принявший на себя всё генерал сам приговорил себя к смерти. А нужно было бы, чтобы и другие получили свою порцию кары…

 

ПРЕДШЕСТВУЮЩИЕ ДНИ                 СЛЕДУЮЩИЕ ДНИ      

 


Автор
Владимир Шварц

33 комментарии на “1916 ГОД. ТУРКЕСТАН. ХРОНОЛОГИЧЕСКИЙ ОБЗОР. ДНИ 114 И 115

  1. Да,тот еще пасквиль!Легко обгадить человека за давностью времен!

    1. Уважаемая Валентина!
      Человек, взявшийся изучать исторические события, должен осознавать, что он может обнаружить самые неожиданные, в том числе и весьма нелицеприятные, факты. Если Вы читали роман Р.П. Уоррена «Вся королевская рать», то помните, как главный герой этого романа, делая исторические раскопки по заданию своего шефа, обнаруживает такое… что приводит к самоубийству его собственного отца.
      Увы, это «издержки профессии». И я их вполне осознаю, но для меня это не повод не доискиваться до истины или не публиковать ее, коль таковая обнаружена.
      Да, Вы правы, мне было известно, что у М.А.Фольбаума в России остались потомки. Я понимал, что им не доставит удовольствия информация, изложенная в этой статье, хотя я не сказал ничего принципиально нового (Фольбаума называли «палачом киргизского народа» всегда). Но что поделаешь, Ваш предок был «исторической личностью», а значит историки вправе не только изучать его деятельность, но и доводить найденную информацию до сведения других граждан. В том числе и тех, кто невинно пострадал от этих действий.
      Мне также известно, что в современной России живут и потомки Ф.И.Поротикова, роль которого в тех событиях была существенно хуже, чем генерал-лейтенанта М.А.Фольбаума. По сути Поротиков «подставил» губернатора, а потом — увильнул от ответственности, воспользовавшись кончиной последнего. Ну и что, может быть мне и об этом полицмейстере умалчивать, чтобы не огорчить его потомков?
      Нет, можете проклинать или ненавидеть, но я буду писать правду. А вот если Вы обнаружите в моих записках ложную информацию и сможете это доказать, я буду крайне Вам благодарен и всенепременно внесу соответствующие исправления.

      1. Владимир, все по законам жанра- «у кого, что болит».Я не переживаю о том, что дед был, как Вы выразились»палачом киргизского народа».Он выполнял свой долг.Киргизский народ и уйгуры, под которых кстати и освобождали киргизские земли, а не только под русских крестьян- переселенцев, затеяли смуту под руководством своих духовных наставников.Не подчиняясь высочайшему повелению, вырезали сначала чиновников отвечавших за мобилизаци, а затем и мирных граждан.

        1. Увы-увы!
          Мне трудно это говорить Вам, но правду не утаишь: я все равно буду об этом писать и публиковать написанное. Так что скажу уж сразу.
          Ваша «схема» событий лета 1916 года — совершенно не соответствует действительности!
          Уйгуры (в 1916 году их называли таранчинцы) ни коим образом не были в числе «выгодополучателей» этого кровопролития. Не было в нем никакой выгоды русским переселенцам-самовольцам: они были такими же жертвами, как и киргизы с дунганами. Русские старожилы тоже были не при чем: на старожильческие поселки (как и на казачьи) никто не нападал, но и земель дополнительных эти «старожилы» не получили бы.
          Единственным заказчиком, выгодополучателем и — во многом исполнителем — этой акции были казаки-семиреки, те самые, которые потом эксгумировали тело генерала Фольбаума.
          А если быть еще конкретнее, то не все казаки, а «офицерско-атаманская верхушка» этого войска — те, кто давно уже видел себя крупнейшими землевладельцами в Семиречье: их имена известны Поротиков, Бычков,… именно они должны были получить в собственность не только «освобожденные» киргизами земли, но и земли тех русских поселков, которые возникли на берегах Иссык-Куля в 1907-1915 годах.
          Увы, в данном случае генерал Фольбаум служил не Царю-батюшке, которому он присягал, а корыстной и жесткой группировке (фактически — мафии).
          По совокупности всех имеющихся у меня свидетельств я на текущий момент считаю генерала М.А. Фольбаума (по крайней мере отчасти) жертвой этих аферистов-семиреков (рекомендую прочитать на нашем сайте «Доклад…» ротмистра Железнякова — главного контрразведчика Семиречья: там тоже проводится такой же взгляд.
          http://daniyarov.kg/2016/04/27/doklad-rotmistra-zheleznyakova/
          Я не буду оправдывать губернатора Фольбаума в угоду его потомкам, но я вдвойне и втройне буду внимательней к любым обвинениям, чтобы ни один незаслуженный упрек в его адрес в моих работах не появился.

        2. Кстати, Вы опять не заметили кавычки: это не я называл М.А. Фольбаума «палачом», а советская историография и продолжатели ее разработок в современной киргизской и казахской историографии.
          Ну и еще цена ссылки на «долг», для нас с Вами хорошо известна: на него ссылались все гитлеровские фельдмаршалы, эсэсовцы и каратели.
          Поэтому мы эту отмазку мне (а мне кажется и Вам) принимать во внимание очень опасно: Вы же в курсе какой шум поднялся вокруг того парнишки, который что-то подобное сказанул в парламенте Германии. Так что, если я приму это для немца Фольбаума, то я должен буду принять это и для немца Геринга…

      2. Владимир, Вы все о том же… Не знаю, какие точки расставили Вы, но над моими I они еще не стоят. Попытаюсь еще раз.
        1.Никто и не требует, и не вымаливает оправданий Фольбауму! Я – фаталистка, то, что должно было случиться- случилось, а вот дать непредвзятую оценку не удается практически никому.
        Как фабрикуются документы, подтасовываются факты , под определенную задачу я очень хорошо представляю. Любую бредовую ложь при убедительном оформлении можно подать
        ( продать) на ура! Начни сейчас кто-нибудь продвигать мысль, что в многочисленных жертвах второй мировой войны виноват исключительно тов. Сталин как то: не отнесся ответственно к разведданным о нападении Германии, уничтожил заблаговременно высококвалифицированные военные и инженерные кадры, не подтянул технику и силы своевременно к западным границам и далее по списку, подбери архивные данные с косвенными «доказательствами» и Гитлер «отдыхает»! Главный монстр войны именно Сталин, а с ним и вся страна, да и вообще, войну победно закончила Америка.
        Когда в 1990г я с детьми «драпала» от бедных узбеков, замученных произволом гяуров, фатум забросил нас в бывшее корейское село в Приморском крае и ,опять же, по воле случая я занялась прошлым этого села. И столько искорёженных ложью людских судеб прошло передо мной. Кто сам, а где потомки, хотели только одного- восстановить честное имя

        1. 2.Мысль которую безуспешно пытаюсь довести до Вас, даже не просьба- НЕ НУЖНО ОЧЕРНЯТЬ ПАМЯТЬ ( не самого плохого в том времени и обществе) человека ДОСУЖИМИ ДОМЫСЛАМИ. Не был он корыстным , нечистоплотным гадом. И о самоубийств можно только предполагать, но никак не утверждать на основании косвенных фактов.
          3.Что касается чувств потомков, не переживайте, задеть Вы смогли только мои, но здесь уже стоят точки. Из остальных потомков интересовался историей рода только сын Ольги-Вадим Соколинский, д.э.н., профессор, Институт экономики и социальных отношений, Москва., но уже пять лет как связь с ним прервалась, поэтому о его интересе на данном этапе ничего не знаю.
          Он ,кстати, занимался нашей генеалогией. Я о Базилевском не слышала.
          Не попали Соколинские «под каток сталинских репрессий», благодаря смене фамилии и тому что старшие члены семьи никогда не рассказывали своим детям о том к какому роду-племени относятся .Дед для всех был просто военным .Только в семье Алексея хранились оставшиеся фотографии, кое-какие документы и незначительные ценности, которые в годы ВОВ снесли в торгсин. Главным источником информации была няня. Ну а мне досталось то,что осталось.

          Все время переписки с Вами меня не отпускает мысль- почему меня « дернуло» зайти на этот сайт и наткнуться на Вашу статью? Я уже больше года не просматривала публикации о деде, считала — все, что можно было узнать – известно. Но так как в случай давно не верю…… Возможно, это его протест через меня!

        2. «И нам сочувствие дается,
          Как нам дается благодать»
          Ф.Тютчев

          Уважаемая Валентина Борисовна!
          В Ваших записках, обращенных к нашему сайту, я не заметил, ни «требований», ни «вымаливания». Да и не так я устроен, чтобы это сработало: мне просто недосуг как «очернять», так и «лакировать» что-либо или кого-либо. Мне интересно докапываться до истины, и, если эти раскопки покажут кого-то «зверем», то я это не буду скрывать, точно также как не скрою свидетельства о том, что тот же персонаж в какой-то ситуации проявил себя «овечкой». При этом я очень стараюсь воздержаться именно от «оценок», то есть от манеры каждого «зверя» называть «черным», а каждую овечку — «белой».
          Последнее, возможно, у меня не всегда получается, именно поэтому я готов выслушивать оппонентов, и чистить свои тексты от «оценочных суждений».

          Со своей стороны я хотел донести до Вас главную для меня мысль: в моем исследовании нет предвзятости, нет «обвинительного уклона». Скорее наоборот, я (будучи оптимистом) постоянно хочу обнаружить доброе, позитивное в людях и их поступках. Я цепляюсь за любую соломинку «неведения» или «неразумения», чтобы смягчить вину того или иного исторического персонажа. Но, если я, после долгих расследований, убеждаюсь в том, что имярек совершил бесчеловечный, подлый поступок сознательно, из корыстных или шовинистических побуждений, то нет у меня для него жалости: коль ты убийца — будь ты проклят! Коль ты врал, чтобы скрыть свою корысть, — нет тебе ни веры, ни прощения.
          И еще один очень важный момент: ни одно преступления прошлого — ни может быть ни то что «оправдано», а даже объяснено или смягчено, каким-то другим более поздним преступлением. Зверства казаков по отношению к киргизам в 1916 году, ни в коей мере не могут быть оправданы, например, истреблением казачьих поселений в 1922 году, а тем более — гонениями русских со стороны узбеков в 1990-х
          Поэтому каждый раз, когда мне говорят (а я это слышу не только от Вас): » А вот что вытворяли эти … (русские, киргизы, дунгане, уйгуры…) в (в 1990. 1991, 1992…) году… » Я отвечаю: «Ребята, не надо передергивать! Речь идет исключительно о 1916 годе, а все, что было потом — за скобками…»

          Поэтому, (помимо сказанного выше) мне хочется донести до Вас еще несколько принципиальных для меня моментов.
          1. ни о какой «фабрикации» документов в моем исследовании не может быть и речи. Сможете продемонстрировать противное — покаюсь и на весь мир объявлю себя фальсификатором и шулером.
          2. никакой «определенной задачи» мне никто не ставил и поставить не может, так как я — абсолютно свободный человек (а не историк на окладе и не соискатель звания кандидат исторических наук) — свободный и мировоззренчески, и идеологически и, главное, материально. Никто мне не указ, я сам, и никто иной, полностью ответственен за каждое написанное мною слово. Поймали на лжи — склоню голову и признаюсь»Согрешил, но по неведению…», но ежели кому-то не нравится выложенный мною документ или логически выведенное на его основе суждение, но возразить по существу нечего, — это не мои проблемы.
          3. восстановить честное имя можно только в том случае, если это имя на самом деле «честное», но «отмывать до бела черного кобеля», это не по моей части. При этом марать грязью чьи-то белые ризы меня тоже никто не заставит!

          Безусловно восстанавливать честь неправедно оболганных и невинно наказанных — благородное и радостное дело (см. мои статьи о А.И. Гиппиусе).
          Но есть и тяжелая обязанность — вскрывать преступления и называть имена преступников, ушедших от ответственности.
          Губернатора М.А. Фольбаума нельзя называть «ушедшим от ответственности»… скорее наоборот, его сделали единственным или, как минимум, главным «козлом отпущения» за групповое преступление. Цель моих расследований — дать «всем сестрам по серьгам», то есть описать роль и определить вину каждого из действующих лиц тех событий.
          Я взялся за это дело и доведу его до конца.
          И буду писать, согласно старой судебной присяге: «Правду, только правду, всю правду и ничего, кроме правды».
          А иначе — зачем вообще все это нужно?

          Вы, уважаемая Валентина Борисовна, — учительница.
          То есть представитель Самой Важной и Нужной профессии (можете взглянуть на нашем сайте материалы про ежегодный конкурс «Первый учитель», который проводит фонд Санжарбека Даниярова). Учитель не только не имеет права лгать, он не имеет права и скрывать правду. Даже если она не лицеприятна.
          Если Вы с этим согласны, то мы всегда и во всем будем понимать друг друга.
          Честь имею
          С глубоким уважением
          Владимир Шварц

    2. Здравствуйте,Владимир! Я далека от истории, оппонентом Вашим не буду. И с В.И.Ульяновым(Лениным) в части «История- проститутка на службе государства» согласна на все 100%.Сейчас очень модно в бывших союзных республиках троллить бывшего «Большого брата». Для этого в ход идет все, даже дела давно минувших дней и все средства хороши. Не обижайтесь, ничего личного. Меня не очень волнует, что деду отвели роль «главного палача». Он был вояка, он присягнул Царю и Отечеству и честно выполнял свой долг. Уйгуры (которых, кстати, тоже расселяли на киргизских земля вместе с русскими крестьянами) с киргизами, руководимыми «духовными наставниками» повырезали сначала чиновников, отвечавших за мобилизацию, а затем и мирное русское население, причем с особой жестокостью. И это не враги ,пришедшие со стороны, а те, с кем ты жил на одой земле. Ох, как мне знакомо это чувство!!!!!
      Я очччень понимаю, почему ответные меры были далеко не гуманными. А победитель во все времена был главным монстрилой для побежденного. И, повторюсь, чтобы сохранить хорошую «морду» при плохой игре, всегда назначали крайнего.

      1. Для меня неприемлемым является обвинение деда в корысти, нечистоплотности и малодушии. Воспоминания членов семьи слабый аргумент против архивных бумажек. Но все члены семьи, и прислуга , которая жила в семье на правах членов семьи уже, к сожалению, ушедшие относились к Михаилу Александровичу с искренней любовью и уважением .Они характеризовали его как глубоко порядочного, честного, мужественного человека .И он скорее бы ответил за превышение мер, чем обрек бы семью, малолетних детей на позор, самоустранившись. С красноказаками, допускаю, была не точна. Но няня детей, жившая в семье до своей смерти, сама пережившая эту историю, рассказывала, что часть казаков(скажем радикально настроенных) распространяла историю о бегстве атамана, предательстве и т.д.
        Потребовали вскрыть гроб ( у деда не было пальца на руке).Но никакого глумления, как описывается в ряде «источников», не было .Денщик деда организовал погрузку гроба на подводу, вывез за город перезахоронил, а вот где- знала , возможно, только вдова. Этот же денщик участвовал в уходе семьи в Китай. Для меня как учителя, определяющим нравственной составляющей является семейное воспитание. Дети в семье Соколинских воспитаны порядочными, честными людьми, патриотами того, что считали своей Родиной. Не остались в иммиграции, никогда не жаловались на обстоятельства, вернулись на эту самую Родину и достойно прожили жизнь. Сын Алексей- заслуженный ирригатор Уз ССР ,отмечен правительственными наградами. Проектировал и строил Большой Ферганский канал. Ушел из жизни в должности главного инженера института ирригации в Ташкенте. Ирина, бывшая фрейлина российского императорского двора до пенсии проработала республиканским ревизором Самаркандского Обкома партии. Софья и Ольга-бухгалтеры, Наталья ( Путинцева) заботилась о семье. Все дали высшее образование своим детям, многие из которых также потрудились на процветание земель бывшего Туркестана.
        Валентина Павпертова, внучка Алексея Михайловича Соколинского,
        Почетный работник общего образования, победитель приоритетного национального проекта «Образование» «Лучший учитель РФ»

        1. Вы пишете:
          И он скорее бы ответил за превышение мер, чем обрек бы семью, малолетних детей на позор, самоустранившись.

          Так в том-то и дело, что если бы все выплыло наружу, то отвечать бы пришлось не за «жестокое подавление», а за организацию провокации! И вот это был бы просто запредельный позор!
          Вы удивитесь… на этом сайте есть история моей собственной бабушки: История абсолютно уникальная. Но в философском и этическом смысле родственная: там тоже сложный узел — честное имя, семья, самоубийство, политика, дети, позор… Прочитайте, мне будет интересно Ваше мнение.
          http://daniyarov.kg/2017/03/06/postupok-barbory-shvarc/

          1. Здравствуйте, Владимир. Здравствуйте. Я немного не по теме. Очень интересует судьба его брата — губернского архитектора Енисейской губернии Александра Александровича Фольбаума. В 1909 году он уехал из Красноярска сначала в Оренбург, затем в Москву. Не известно о нем больше ничего, следы теряются в 1927 году. В Красноярске у него родился сын Василий в 1890 году. Если у Вас есть хоть какая информация об Александре. Может, писали, встречались, были упоминания, воспоминания о нем и его семье? Буду безмерно признательна за любые крохи информации

        2. И опять начну с благодарности: спасибо за информацию о судьбе и жизненном пути детей Михаила Александровича. Для меня важно было узнать и то, что все они остались в той стране, безусловным патриотом которой, (пусть и не совсем в советском понимании этого слова) был их отец, и то, что ни один из них не попал под каток сталинских репрессий, и то, что каждый из них был тружеником.
          Я буду очень благодарен Вам, если Вы сообщите их потомкам и о моих поисках, и — самое важное! — об этих наших с Вами расставленных точках над i.
          Потому что, истина — дорогА, но обижать ни в чем не повинных людей я не хочу категорически. И поэтому считаю крайне важной эту нашу с Вами переписку.
          И, коль уж Вы написал о детях… не знаете ли полковник В.Базилевский в каком родстве с Михаилом Александровичем состоял?

        3. Валентина, буду бесконечно признателен за Ваш ответ по поводу фотографии из архива , где изображена , видимо, семья Вашего прадеда без главы семьи, а в стороне-молодой человек. Я занимаюсь своей гениалогией, и очень хочу уточнить личность этого молодого человека.
          Нельзя ли прислать Вам эту фотографию?
          С уважением, Владимир Перетт

          1. Здравствуйте, Владимир Перетт!
            Отвечаю Вам, как администратор сайта. Поскольку ответ на Ваш вопрос до сих пор не поступил от Валентины, то мы можем попытаться связаться с ней, поскольку в ходе данной переписки в комментариях мы получили электронный адрес Валентины Павпертовой. Что вы думаете на этот счет?

      2. Добрый день, Валентина!
        Признаюсь честно, я по-настоящему волновался, когда писал ответы на Ваши замечания. Волновался не потому, что чувствовал за собой неправду или вину, а потому, что боялся чем-то (буквально одним неверным словом или интонацией) задеть Ваши родственные чувства, которые очень хорошо понимаю.
        Поэтому я искренне рад, что Вы ответили!
        Я думаю, Вы поспешили, сразу отказавшись от оппонирования, хотя бы потому, что для меня «семейные предания» документ как минимум столь же важный, как и «архивный документ». И особенно это касается документов об этом «восстании»: Вы себе просто не представляете, сколько в этих документах преднамеренной, целенаправленной лжи. Но эта ложь, сейчас, когда есть возможность сложить весь «пазл», становится таким же важным историческим фактом, как и правдивый документ. (Ведь каждый лжец, лгал, чтобы что-то скрыть, чтобы достигнуть какую-то цель… все это для историка ценнейшие указатели к истине).

    3. Что-то, Владимир, наши параллельные в беседе никак не пересекутся — каждый о своем. Мои высказывания о возможности подтасовывания были безотносительно к Вам. Архивные документы могут содержать ложь и искажения и Вам это известно, лучше ,чем мне. И именно это я относила , в основном ,к предисловию к статье-« 5 главных аргументов в доказательство того, что Семиреченский губернатор М.А.Фольбаум — один из организаторов провокации под названием «киргизское восстание» — покончил жизнь самоубийством, чем признал свою вину, но избежал полного разоблачения и позора». Они основывались на архивных документах. Остальное я особо и не оспаривала .
      Ну, да ладно, закончим на этом. Я прочитала статьи по Вашим ссылкам. История Вашей бабушки
      меня весьма тронула, буквально до физических ощущений. Доклад контрразведчика тоже ,внушает доверие и уважение к автору .Как не странно, негативных чувств по отношению к нашему с Вами общению нет. Более того, спасибо Вам огромное за Ваш труд, за время, которое Вы мне уделили. Удачи Вам в дальнейших изысканиях. С наступающим Вас Новым Годом и Рождеством. Если вдруг возникнет какая необходимость -мой эл.адрес vpavpertova@mail.ru

  2. В чем,интерено, нечистоплотность, Фольбаума, если он, за всю жизнь, имея такие чины, награды и должности, не нажил не состояния, ни собственности?Семья жила почти в спартанских условиях.

  3. А что Вам известно о русских изнасилованных девочках, живьем посаженных на кол и умирающих мучительной смертью несколько часов и мальчиках со впоротыми животами, о жене учителя этой школы, не родившийся ребенок, который был раздавлен во споротой матке сапогом одного из «бедных, белых и пушистых» киргизов, не желавших рыть окопы на русского царя

    1. Теперь об «о русских изнасилованных девочках, живьем посаженных на кол и умирающих мучительной смертью …», растоптанных беременных женщинах и других жертвах русских погромов в прииссыкулье.
      Я предлагаю Вам прочитать на этом же сайте в Хронологии описания событий 8 — 20 августа 1916 года. Там я привожу обнаруженные мною исторические документы с описанием всех жестокостей, произведенных киргизами в русских переселенческих селах Пржевальского уезда. Вы спрашиваете «что я знаю?» Я отвечаю — я знаю всё, что имеется в многочисленных архивных документа! Вплоть до имен и фамилий каждого убитого русского переселенца, а также обстоятельств этих убийств, если они описаны в показаниях. И я, описывая погибших поименно, сохраняю память об этих жертвах!
      Поэтому, я могу спросить у Вас, а что Вы знаете об убийствах и грабежах, которые творились в Пишпекском и Пржевальском уездах до того, как киргизы, утратив жалость, начали отвечать жестокостями на жестокость, зверствами на зверства?
      В своих исследованиях я пишу и об этом…
      Также могу спросить Вас, что Вам известно о третьей — самой продолжительной волне зверств — когда русские войска, казаки и добровольцы «горя праведной местью», по науськиванию генерала-лейтенанта М.А. Фольбаума, уничтожали в полном составе тысячи киргизских семей, не считаясь ни с детьми, ни с беременными, ни с новорожденными? И об этом тоже есть документы, и об этом я тоже пишу и еще буду писать.
      Потому что, я занимаюсь историей, а не выгораживанием представителей одной этнической группы и очернением — другой.
      А что до Вашего предка — губернатора М.А. Фольбаума, то он, как Главный начальник области, нес персональную ответственность за все, что происходило в это время в Семиречье. Так что на его совести не только кровь киргизов, но и все жертвы среди русских — тоже. Те «посаженные на кол русские девочки» (было такое или нет — это вопрос другой), о которых пишите Вы — на совести начальника области, где это происходило. Это он не просто не обеспечил их защиту, но и откровенно подставил под погром. Такова она — ответственность начальства!
      Поймите это: это очень серьезно! Генерал Фольбаум виновен в страшной гибели не только десятков тысяч киргизов (это я смотрю, Вас не очень заботит), но и гибели более чем 2000 русских переселенцев… А потом еще и цинично называл их «преступным элементом», как записал в своем дневнике генерал-губернатор А.Н. Куропаткин.
      У меня нет прямых доказательств, но из анализа событий явно следует, что именно А.Н. Куропаткин бросил своему подчиненному генерал-лейтенанту М.А. Фольбауму все эти обвинения. Это Куропаткин де факто ему сказал что-то вроде: «Или военный трибунал и мой доклад царю, либо — добровольно. выбирайте, генерал…»
      И вот тут (и я об этом пишу) М.А. Фольбаум поступил как русский офицер.
      И вас есть только два варианта: или принять мою версию самоубийства или признать, что Вашего предка покарал сам Господь Бог… Других вариантов нет!

  4. «Малодушный немец»- патриот России, сменивший, по Вашему -«КУПИВШИЙ»фамилию своей польской бабки после войны 14г — на этой войне подвергся атаке ипритом.После этого болел ,и не мудрено, что умер.Ну, а все Ваши доводы в пользу самоубийство- бред.К сожалению во все времена есть любители найти крайнего и обвинить его во всех смертных грехах

    1. Насчет «покупки» фамилии Соколов-Соколинский. Мне прекрасно известно, что верноподданнейшее прошение о согласии на смену фамилии было подано Михаилом Александровичем официально и без всяких «коммерческих сопровождений». Императорам взятки не дают. В моем тексте соответствующий текст взят в кавычки, как пример дурных шовинистических слухов, возникших на основе антинемецкой истерии, которая царила в те дни по всей России. На мой взгляд, М.А. Фольбаум зря это затеял: вон Гиппиус или Мартсон, да и сам Штюрмер ничего подобного не просили. Хотя этих начальников третировали их немецкостью не меньше, чем Фольбаума.
      Но, коль у Вас сложилось впечатление, будто я поддерживаю эту безусловно обидную небылицу, я немедленно внесу уточняющие дополнения в свой текст. Более того, мы уже это сделали!

  5. Естественно, любое событие подразумевает поиск
    таковых,а тут такое масштабное — бунт. Дед, как порядочный человек, испытывал горечь от осознания тщетности усилий и жертв — а это прямой путь к инфаркту. Ну, а какими невинными овечками
    бывают «жители туркестана»перед лицом русского агрессора, убедилась лично в 1990г., когда
    вывозила свою семью из пылающего Андижана

  6. Что касается Вашего главного аргумента — дневника некоего Аношкина. Как можно верить этому, если неизвестен характер взаимоотношений и (или) отношений этого Аношкина к М.А.Фольбауму.Красноказаки раскапывали могилу деда для того ,чтобы убедиться в том, что захоронен именно он.Тоже был слух, чтов могилу подложили чужой труп, а Фольбаум бежал в Китай(бросивсемью,мальеньких детей)

    1. По поводу «Дневника Аношкина». Этот документ есть в Интернете и Вы сами можете ознакомится с его полным текстом. Вот ссылка http://eurasianworkshop.com/wp-content/uploads/2016/07/merged.pdf
      Но могу сразу сказать — в нем есть единственное упоминание о Семиреченском губернаторе М.А. Фольбауме. То, которое я полностью привел в тексте на этой странице нашего сайта. Никаких специфических отношений у П.Аношкина к генерал-лейтенанту М.А. Фольбауму не было и быть не могло: они не были знакомы. А о факте самоубийства семиреченского губернатор Аношкин сообщает «между делом», как о чем-то всем известном… Как мы с Вами, уважаемая Валентина, упомянули бы, например, о самоубийстве Б.А.Березовского…

    2. Теперь несколько слов о тех ошибках, которые имеются в Ваших комментариях, а значит и в Ваших познаниях о Вашем предке.
      Вы пишете: «Красноказаки раскапывали могилу деда для того ,чтобы убедиться в том, что захоронен именно он.»
      Я упоминаю об этом событии и в соответствующем месте указана дата варварского вскрытия могилы: 17 апреля 1917 года. Я думаю, Вы знаете историю достаточно хорошо, чтобы понять, что апрель 17-го был задолго до Октябрьской Революции и прихода к власти «красных», да и вообще до появления самого деления на «белых» и «красных». Так что Ваш термин — ложен. Тело покойного губернатора вынесли из Храма просто казаки-семиреки, не имеющие никакого политического окраса. Ну а поскольку никакого атеизма и антирелигиозной агитации в период правления Временного Правительства не было, то и эксгумацию устроили православные казаки, так как других казаков история не знала. Точно сказать, что ими руководило, невозможно (но точно не большевистские и не коммунистические идеи, о которых, повторяю тогда в Верном и слыхом не слыхивали).
      Я предположил, что причины — в царившей тогда германофобии и выполнении известного запрета на упокоение в храмах самоубийц. Если у Вас есть другие предположения — пишите, и я ОБЯЗАТЕЛЬНО размещу Вашу версию.
      Насчет «отсутствия оппонентов». Да, это правда: никто написанное мною и опубликованное здесь не оспаривал, и вряд ли такие люди в Киргизстане или Казахстане найдутся. Поэтому я буду благодарен Вам, Валентина, если Вы станете таким оппонентом. Но против истины — не погрешу ни на йоту!
      Кстати, о бессребренности М.А. Фольбаума: Вы удивитесь, но я, в отличие от В.Владимирова, верю, что именно так дело и обстояло. Более того, я знаю, что его семья… не получила воинской пенсии после «смерти генерал-лейтенанта на государевой службе» и потому бедствовала… Увы, но это — еще один кирпич в мою версию…
      Но может быть семье помогли облагодетельствованные Михаилом Александровичем родственники — Базилевские и Путинцевы?
      Кстати, Вы имеете отношении к семье полковника Ф.Г. Путинцева? Дело в том, что этот офицер как раз известен тем, что он «был против восстания» и потому в августе 1916 г.был «отстранен от работы по болезни». Отстранен М.А. Фольбумом, естественно…
      Я собираюсь написать об этом подробно и воздать должное тем служившим в Семиречье русским офицерам, которые отказались участвовать в кровавой авантюре. Чтобы убедиться, что я это выполню, прочитайте материалы на этом сайте о коллеге Вашего предка — Ферганском губернаторе А.И. Гиппиусе. Я пишу о нем с глубочайшим уважением!
      Все-таки, хоть я и считаю себя россиянином, но фамилию ношу немецкую и семейные корни имею в тех же краях, что и Фольбаумы…

  7. Что же, кажый измеряет той мерой на какую способен сам. И Ваша попытка восстановить «историческую справедливость» больше похожа на клевет, тем более , что опонентов уже нет.Можно молотьвсе что угодно или удобно!
    Очень обидно, что воспользовались нашей семейной фотографией

    1. Здравствуйте, Валентина. Очень интересует судьба его брата — губернского архитектора Енисейской губернии Александра Александровича Фольбаума. В 1909 году он уехал из Красноярска сначала в Оренбург, затем в Москву. Не известно о нем больше ничего, следы теряются в 1927 году. В Красноярске у него родился сын Василий в 1890 году. Если у Вас есть хоть какая информация об Александре. Может, писали, встречались, были упоминания, воспоминания о нем и его семье? Буду безмерно признательна за любые крохи информации. Это же и Ваш родственник тоже, как я поняла

  8. Уважаемая Валентина, немного информации Вам для сведения.
    В 2010 году в Алма-Ате вышел второй том Собрания сочинений Владислава Владимирова под названием «Нет повести печальнее на свете», в котором на стр.126-259 напечатана документальная повесть «Последняя осень генерала Фольбаума». Автор книги — бывший референт Первого секретаря Компартии Казахстана Д.А.Кунаева. Пишет Владимиров на основании архивных материалов, которые в советские времена были недоступны для «простых смертных», но для таких как он они были доступны.
    Повесть, как следует из названия, посвящена, среди прочего, и Вашему предку (главный герой — А.Н.Куропаткин, который противопоставляется «карателю» Фольбауму как «добрый и справедливый правитель»).
    Том этот передо мной на столе. Тираж — 2000 экземпляров.
    Судя по Вашей реакции на мои исследования Вам будет горько читать и книгу Владимирова. Может быть даже горше, чем мои записки… Достаточно сказать, что в этой книге губернатор Семиречья называется «Туркестанским Гиммлером»… Я таких параллелей в отношении М.А. Фольбаума себе не позволяю. Но, если все же у Вас есть интерес и мужество ознакомиться с этой книгой, я готов прислать Вам сканированный текст повести В.Владимирова, так как в Интернете этой книги нет.
    Более того, я готов указать те явные передержки и умолчания, касающиеся М.А. Фольбаума, которые есть в этой повести и видны мне…

  9. Теперь несколько слов о тех ошибках, которые имеются в Ваших комментариях, а значит и в Ваших познаниях о Вашем предке.
    Вы пишите: «Красноказаки раскапывали могилу деда для того ,чтобы убедиться в том, что захоронен именно он.»
    Я упоминаю об этом событии и в соответствующем месте указана дата варварского вскрытия могилы: 17 апреля 1917 года. Я думаю, Вы знаете историю достаточно хорошо, чтобы понять, что апрель 17-го был задолго до Октябрьской Революции и прихода к власти «красных», да и вообще до появления самого деления на «белых» и «красных». Так что Ваш термин — ложен. Тело покойного губернатора вынесли из Храма просто казаки-семиреки, не имеющие никакого политического окраса. Ну а поскольку никакого атеизма и антирелигиозной агитации в период правления Временного Правительства не было, то и эксгумацию устроили православные казаки, так как других казаков история не знала. Точно сказать, что ими руководило, невозможно (но точно не большевистские и не коммунистические идеи, о которых, повторяю тогда в Верном и слыхом не слыхивали).
    Я предположил, что причины — в царившей тогда германофобии и выполнении известного запрета на упокоение в храмах самоубийц. Если у Вас есть другие предположения — пишите, и я ОБЯЗАТЕЛЬНО размещу Вашу версию.
    Насчет «отсутствия оппонентов». Да, это правда: никто написанное мною и опубликованное здесь не оспаривал, и вряд ли такие люди в Киргизстане или Казахстане найдутся. Поэтому я буду благодарен Вам, Валентина, если Вы станете таким оппонентом. Но против истины — не погрешу ни на йоту!
    Кстати, о бессребренности М.А. Фольбаума: Вы удивитесь, но я, в отличие от В.Владимирова, верю, что именно так дело и обстояло. Более того, я знаю, что его семья… не получила воинской пенсии после «смерти генерал-лейтенанта на государевой службе» и потому бедствовала… Увы, но это — еще один кирпич в мою версию…
    Но может быть семье помогли облагодетельствованные Михаилом Александровичем родственники — Базилевские и Путинцевы?
    Кстати, Вы имеете отношении к семье полковника Ф.Г. Путинцева? Дело в том, что этот офицер как раз известен тем, что он «был против восстания» и потому в августе 1916 г.был «отстранен от работы по болезни». Отстранен М.А. Фольбумом, естественно…
    Я собираюсь написать об этом подробно и воздать должное тем служившим в Семиречье русским офицерам, которые отказались участвовать в кровавой авантюре. Чтобы убедиться, что я это выполню, прочитайте материалы на этом сайте о коллеге Вашего предка — Ферганском губернаторе А.И. Гиппиусе. Я пишу о нем с глубочайшим уважением!
    Все-таки, хоть я и считаю себя россиянином, но фамилию ношу немецкую и семейные корни имею в тех же краях, что и Фольбаумы…

  10. Здравствуйте. Я немного не по теме. Очень интересует судьба его брата — губернского архитектора Енисейской губернии Александра Александровича Фольбаума. В 1909 году он уехал из Красноярска сначала в Оренбург, затем в Москву. Не известно о нем больше ничего, следы теряются в 1927 году. В Красноярске у него родился сын Василий в 1890 году. Если у Вас есть хоть какая информация об Александре. Может, писали, встречались, были упоминания, воспоминания о нем и его семье? Буду безмерно признательна за любые крохи информации

    1. Добрый день, Марина! Для тех, кто любит копаться в прошлом — всё по теме…
      К сожалению то, что мне известно об А.А. Фольбауме, скорее всего дословно известно и Вам, так как единственный источник — вот эта страничка красноярского сайта http://www.krasplace.ru/folbaum-aleksandr-aleksandrovich. Не удивлюсь, если Вы, уважаемая Марина, и являетесь ее автором. На самом деле по моему мнению те «крохи», которые на этой страничке указаны — вполне достойный комплект сведений, да к тому же фотография (о 99,999 % людей, родившихся в XIX веке известно несравненно меньше).
      Никакой дополнительной информации о брате М.А. Фольбаума мне в ходе поисков не попадалось. И Валентина Павпертова в нашей переписке о нем не упоминала. Но Вы можете спросить ее об этом сами. Если есть интерес — я Вам пришлю адрес ее емельки. Это будет эффективнее, чем обращение через наш сайт.
      С наилучшими пожеланиями.
      Владимир Шварц

  11. Эмда, судя по комментам, эта правнучиха, что носит титул заслуженной училки, вполне стоит и достойна своего продедульки???????????? честно говоря, мне как «туземке», смешно читать как потомок карателя отбеливает и даже возвеличивает своего пращура, ну что сказать, имеет право, конечно, неприятно удивило, что его потомки, как ни в чем не бывало, продолжали жить на территории Средней Азии уже при советской власти и даже всяческие звания и должности получали, это конечно, странно……Но, как говорил Сталин, сын за отца не в ответе…

    Честно говоря, не совсем понятно, для чего продолжают раскачивать эту тему, по сути это дела давно минувших дней, как представитель этого этноса, знаю, что многим моим соплеменникам она не интересна, кажись, нашим вообще на все пофик грубо говоря, кто знает, может быть, одной из причин такого равнодушия является то, что больше всех пострадала от карательной операции именно та часть кыргызов, что добровольно приняла подданство росс империи, если не сказать даже напросилась, неоднократно посылая своих послов на поклон чужим монархам,
    думаю, возможно поэтому три года назад столетний юбилей тех трагических событий прошел весьма скромно и незаметно широким массам, помню, что кое- где даже проскользывали укоры представителям двум крупных родов, которые первыми присягнули на верность чужому падишаху…мол напросились на свою голову…..
    По ходу вспомнила отчасти в чем-то схожую историю…… в 2004 году Германия официально признала факт геноцида кайзеровской Германией африканских племен гереро и нама, а поводом для истребления несчастных африканцев, ну прям как у нас, послужила якобы необходимость подавления восстания взбунтовавшихся туземцев против колониальной политики германской администрации, надо отдать должное, современная Германия не стала оправдывать карательные операции Вильгельма второго против восставших, которые, кстати, тоже сначала обрушили свой гнев на немецких поселенцев, в том числе женщин и детей, ибо современные германцы признают и осознают несоизмеримость жертв со стороны гереро и нама и немецких колонистов….

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *