ПОСЛЕ 1916: МОНОГРАФИИ И СБОРНИКИ СТАТЕЙ

МАЛАБАЕВ Д.М. РЕВОЛЮЦИОННЫЕ КОМИТЕТЫ КИРГИЗИИ (1918-1923)

Малабаев Жолдошбек Малабаевич. Революционные комитеты Киргизии (1918-1923). Ф.: Илим — 1985, 166 с.

История преодоления последствий Уркюна заслуживает не только того, чтобы ее знали граждане Кыргызстана, а особого чествования на государственном уровне! Спустя столетие киргизский народ не только существует, но и обладает национальной государственностью, которую в XX веке не обрели очень многие народы.
Автор собрал огромную документальную базу, которая позволила ему внятно и четко изложить череду событий, вошедших в историю под названием «семиреченская земельно-водная реформа».

Публикуем монографию с комментарием Владимира Шварца, — о том, о чем не мог написать автор монографии Малабаев.


             ЧИТАТЬ ИЛИ СКАЧАТЬ КНИГУ МАЛАБАЕВА

Комментарий Владимира Шварца к монографии Д.М. Малабаева «Революционные комитеты в Киргизии»

Мы продолжаем знакомить читателей нашего сайта с книгами и статьями, посвященными возвращению киргизского народа на родные места и восстановлению нормального образа жизни после тяжелейших потерь, понесенных им в ходе действий карателей в 1916 году и последовавших затем гонений, продолжавшихся вплоть до весны 1920 года.

В разделе нашего сайта «После 1916 года. Статьи и книги» уже представлены работы Г.И. Сафарова «Колониальная революция (Опыт Туркестана)» 1921 года, В.Л. Гениса «Депортация русских из Туркестана в 1921 году (Дело Сафарова)» 1996 года; Д.М. Будянского «История беженцев-кыргызов (1916-1927 годы)» 2007 года. Сегодня мы представляем монографию профессионального историка, профессора Д.М. Малабаева «Революционные комитеты Киргизии». Эта работа была напечатана в 1985 году, то есть практически сразу после прихода на пост Генерального секретаря КПСС М.С. Горбачева или, как принято говорить, «на заре перестройки и гласности».

Таким образом, книга, предлагаемая вниманию читателей нашего сайта, заполняет «временной пробел» в освещении проблемы возвращения киргизов-беженцев и их восстановления в правах. Благодаря этим четырем работам читатели имеют возможность составить собственное мнение о том, как в разное время историки представляли вопрос возвращения и водворения киргизов на родные земли: в ленинский период (Сафаров), в горбачевские времена (Малабаев), во время ельцинского антисоветизма (Генис) и в путинский конформизм (Будянский).

За более чем 60 лет, разделяющих публикацию работы Г.И. Сафарова и монографии Д.М. Малабаева, тему возвращения киргизов и смещения русских переселенцев в Семиречье историки вообще не затрагивали. Причина тому хорошо известна, со сталинских времен в советском обществе на серьезное обсуждение любых национальных проблем было наложено «табу», которое распространялось и на произведения искусства и научные исследования. Кондовый догматизм и вульгарный марксизм, которые только и были доступны пониманию самого Сталина, начиная с 1932 года, насаждались самыми изуверскими методами во всех гуманитарных науках, прежде всего и жестче всего — в вопросах новейшей истории.

Тема же возвращения киргизов, как и тема «восстания 1916 года», была настолько пропитана «национальным вопросом», что не нарушить табу, о котором сказано выше, было практически невозможно. Поэтому в 30-е, 40-е и 50-е годы на эту тему и думать было опасно. Во время хрущевской «оттепели» попробовали разобраться с событиями 1916 года, но до бурных 20-х годов — не добрались, тем более, что главный действующий персонаж этих событий Г.И. Сафаров так и не был реабилитирован. Ну а в брежневский застой вообще любые потенциально «горячие темы» обходили стороной.

Но это не значит, что советские ученые не интересовались семиреченскими событиями 1920-1925 годов. Профессору, доктору исторических наук, автору нескольких фундаментальных монографий Д.М. Малабаеву на момент публикации предлагаемой вниманию наших читателей книги было уже 68 лет. Вряд ли можно сомневаться, что в эту книгу, содержащую ссылки на сотни документов и великолепно, как говорят историки, фундированную, автор вложил все материалы по теме, собранные за многие годы научной деятельности. А есть в 1985 году профессор Д.М. Малабаев смог, как пел Булат Окуджава, «выкрикнуть слова, что давно лежат в копилке».

Название этой книги не должно смущать читателей, так как оно не вполне отражает ее содержание. Может показаться, что в книге описываются какие-то органы власти, перечни чиновников, «слушали-постановили» и прочая бюрократическая возня. Однако дело в том, что ревкомы в Туркестане существовали с 1920 по 1923 год, соответственно основная часть книги посвящена именно этому периоду истории киргизов. А ведь именно в эти годы готовилась и была осуществлена «земельно-водная реформа», главным содержанием которой стало справедливое распределение земель между коренными жителями и пришлыми европейцами. Поэтому не удивительно, что в монографии описаны те же события, которые рассматриваются в работах Г.И. Сафарова, В.Л. Гениса и Д.М. Будянского. Причем рассматриваются специфически — «по-советски», то есть с позиций «фундаментального исторического материализма», хотя и несколько смягченного начавшейся перестройкой.

Но, несмотря на горбачевские «открытость и гласность», партийный автор не рискнул назвать свой труд открыто, как это сделал через двадцать лет его коллега Д.М. Будянский. Однако, если взглянуть в Оглавление книги, то в названиях разделов тема работы просматривается гораздо лучше: «Борьба с кулачеством», «Установление революционного порядка», «Ревкомы в осуществлении вековой мечты киргизского крестьянства». Так что уверяем читателей — профессор Д.М. Малабаев писал о возвращении, о возрождении, о восстановлении справедливости.

Обстоятельства этого возрождения, не говоря уж об исторических подробностях этого этапа истории киргизов, как то ни удивительно, даже сейчас известны несравненно меньшему числу людей, чем собственно Уркюн. Процесс преодоления последствий Уркюна был не только продолжительным, но и крайне болезненным. Это было обусловлено тем, что та достаточно многочисленная часть европейского населения Семиречья, которая содействовала изгнанию киргизов, получив от этого прямую выгоду, отчаянно сопротивлялась инициированному большевиками процессу реэмиграции коренных жителей. Как следствие, для возвращения киргизов и наделения их землей потребовались силовые действия, однако по жестокости и массовости они не шли ни в какое сравнение с карательной операцией 1916 года по отношению к киргизам и с репрессиями в отношении возвращавшихся киргизов, имевшими место в 1917-1919 годах. Тем не менее по содержанию и ожесточенности вся совокупность этих событий вполне может быть названа «гражданской войной», началом которой, безусловно, явились действия царских властей и спровоцированные ими кровавые погромы августа-октября 1916 года.

Четыре года назад в Кыргызстане был проведен комплекс мероприятий, посвященных столетию тех трагических событий в рамках Указа Президента Республики “О 100-летии трагических событий 1916 года” от 27 мая 2015 года.

Тем не менее, уже в 2017-2019 годах никакие специальные акции, сравнимые с годом векового юбилея, в стране не проводились. Усох до единичных работ поток газетных, журнальных и интернет-публикаций, почти не было телевизионных передач. Немногочисленные исследования и новые факты не вызывали массового интереса. Создалось впечатление, что трагедия, начавшаяся в 1916 году, тогда же и закончилась, и потому новую вспышку интереса следует ждать не ранее, чем через 5 или 10 лет. Но это категорически неверно.

В 1917-1919 года были десятки мелких, средних и колоссальных по значимости событий, повлиявших на судьбу киргизов. И, соответственно, в 2017-2019 годах были вековые юбилеи этих событий, многие из которых заслуживали широкого освещения. Но, увы, даже 100-летие Великой Октябрьской Революции в Киргизской республике прошло почти незаметно.

К счастью для кыргызов, казахов и представителей других мусульманских народов, населявших Семиречье и живущих ныне в Кыргызстане и Казахстане, события 1916 года не закончились бегством значительной части народа в Китай и переселением оставшихся в безжизненные районы. Если бы это было так, то вполне вероятно, что киргизы как самобытный этнос просто перестали бы существовать, растворившись среди других народов Туркестана. Но реальность оказалась не столь мрачной, и события повернулись так, что трагедии не произошло. Или правильнее будет сказать, что, как и полагается в классической античной трагедии, из кошмара Уркюна, оказалось, имеется жизнеутверждающий выход. И спустя столетие киргизский народ не только существует, но и обладает национальной государственностью, которую в XX веке не обрели очень многие народы, хотя они всегда были более многочисленны и никогда не стояли на грани полного исчезновения.

А между тем, история преодоления последствий Уркюна заслуживает не только того, чтобы ее знали граждане Кыргызстана, но, возможно, и особого чествования на государственном уровне. Ведь и в истории Великой Отечественной войны был не только кошмар 22 июня 1941 года, но и 9 мая 1945 — «праздник со слезами на глазах». Так же и в истории Уркюна есть такой праздник победы над злом и восстановления справедливости. Точную дату этого события назвать пока что трудно, хотя дополнительные исследования могут и указать ее, но совершенно ясно, что начало движения к нему было положено весной 1920 года. То есть в эти сейчас — марте-мае 2020 года — есть все основания праздновать вековой юбилей Народного Возрождения после Уркюна. Может быть этот праздник даже стоит назвать «Ажал Ордуна» (“Вместо смерти” или “Не смерть, а жизнь”), использовав поэтическую находку Жусупа Турусбекова.

Будет интересно узнать, что об этом думают наши читатели.

А теперь несколько замечаний о самой книге доктора исторических наук, профессора Джолдошбека Малабаевича Малабаева «Революционные комитеты Киргизии».

Любые переломные, драматические эпизоды и периоды жизни народа, к каковым относятся прежде всего революции и гражданские войны, крайне трудно поддаются описанию. Огромное количество жертв, в том числе невинных, десятки и сотни тысячи исковерканных судеб, взаимные обиды, ожесточенность и непонимание между представителями различных, враждебно настроенных, групп населения затрудняют создание объективной, приемлемой для всех и каждого картины произошедшего.  Массовые беспорядки, погромы, бессудные убийства и карательные операции 1916 года, несколько попыток возвращения беженцев из Китая, рассеяние киргизов по всему Туркестану и их бедственное положение; категорическое нежелание переселенцев добровольно возвращать награбленное у киргизов в период с 1916-1919 годы, вылившееся в серию вооруженных протестов; силовое подавление сопротивления семиреченского кулачества, «земельно-водная реформа», принципиально и жестко проведенная большевиками — все эти эпизоды истории имеют в своей основе не только имущественную, собственническую основу, но и пропитаны национализмом и шовинизмом. Причем в данном случае эти внутренние движущие силы поступков различных групп населения были как минимум, не менее важны, чем классовые или даже социальные мотивы.

В предлагаемой вниманию наших читателей монографии в той или иной степени освещены перечисленные названные аспекты событий 1920-1923 годов. Поистине огромная документальная база, которую собрал автор и в которой он прекрасно ориентировался, позволила ему внятно и четко изложить череду событий, вошедших в историю под названием «семиреченская земельно-водная реформа«. По сути же это была кампания по массовому изъятию у русских кулаков и примкнувших к ним бывших казаков-семиреков тех земельных участков, которые они присвоили в 1916-1918 годах; смещению на изъятые земли вновь прибывших из европейских губерний русских переселенцев, и возвращению выжившим в это лихолетье киргизам тех земель, где их роды проживали и кочевали до 1916 года. Одновременно с этим осуществлялся «переход к оседлости киргизов». То есть в вопросе о переходе кочевников к оседлому образу жизни большевики продолжали политику переселенческого управления, но без насилия и без дискриминации в отношении размеров наделов по сравнению с русскими крестьянами.

В части общей характеристики этих мероприятий к работе  Д.М. Малабаева нет никаких претензий. Другое дело, когда вопросы касаются персоналий и оценки их действий. По этому критерию книга «Революционные комитеты в Киргизии» может успешно соперничать со статьей Гениса «Депортация русских из Семиречья в 1921 году». При этом взгляды на то, «что такое хорошо, и что такое плохо» у этих авторов расходятся диаметрально, но, как и полагается по законам диалектики, иногда «противоположности объединяются». В частности, оба они крайне негативно оценивают… главное действующее лицо тех событий — Георгия Сафарова.

В связи с этим очень показательно то, какое место уделено в книге Д.М. Малабаева описанию действий группы Г.И. Сафарова в рамках осуществления земельно-водной реформы весной 1921 года и как эти действия трактуются. Сам автор «Колониальной революции» в книге советского историка упомянут только один раз (стр. 114-115). Несмотря на то, что член Турккомиссии Г.И. Сафаров получил личные наставления от В.И. Ленина и действовал строго в соответствии с принципами, одобренными на высшем партийном уровне, деятельность этого большевика в книге оценивается исключительно негативно.

Дальнейшее осуществление земельной реформы в 1922 г. проходило также в условиях острой классовой борьбы. Враждебные элементы пытались извратить политику Коммунистической партии и Советского правительства по национальному и аграрному вопросам. Троцкисты, возглавляемые Г. Сафаровым, старались направить действия местных земельных комиссий против русского населения. 3 января 1922 г. ЦК РКП (б) осудил эти антипартийные действия и отстранил Сафарова от руководства проведением земельной реформы в Туркестане195. Продолжалось пресечение происков кулачества. Эти меры были направлены на защиту интересов трудового дехканства, укрепление интернационального союза киргизской и русской бедноты.

В этом абзаце, конечно же, многое удивляет. Во-первых, смущает нарушение хронологии. Если «троцкист Сафаров» был отстранен от руководства земельной реформой уже на третий день 1922 года, то как же он мог в том же году «извратить политику» и повлиять на «укрепление интернационального союза киргизской и русской бедноты». Весьма забавно также представить во главе троцкистов человека, который вошел в историю звонкой фразой: «Партия уже давно хочет набить морду Троцкому!» Ну и самое главное, в монографии, наполненной цитатами из работ В.И. Ленина, не нашлось места для дважды (2 сентября 1921 года — в обращении к членам Политбюро и 22 декабря 1921 года — в записке Г.Я. Сокольникову) высказанного вождем мирового пролетариата мнения, что «Сафаров прав».

Стоит обратить внимание, что буквально в следующем абзаце после того, в котором говорится об осуждении Г.И. Сафрова, приводится выдержка из Циркулярного письма ЦК ВКП(б) Политбюро

«Совершенно ложно приписывать Советской власти готовность вернуть киргизов в кабалу фермеру-кулаку». ЦК РКП (б) подтвердил, что национальная политика проводилась и должна проводиться «на основе отказа от всякого шовинизма, на основе последовательного отказа русского меньшинства от позорных привилегий «господствующей нации», установленных царизмом и русской буржуазией»

А ведь именно этими принципами и руководствовались весной и летом 1921 года Г.И. Сафаров и его коллеги, когда водворяли киргизские семьи на их прежние земли, смещая оттуда русских переселенцев.

В книге все острые моменты истории, связанные прежде всего с силовыми принуждениями той или иной группы населения, не скрываются, но по возможности сглаживаются или подаются в закамуфлированном виде. Например, об участии отрядов Красной Армии в раскулачивании в книге сообщается (стр. 101)

В условиях острой классовой борьбы огромную помощь в осуществлении подготовительных мер по проведению земельно-водной реформы оказывал Реввоенсовет Туркфронта. Дислоцировавшиеся в Киргизии военные гарнизоны являлись надежной опорой партийных организаций и ревкомов в борьбе с классовым врагом. «Обезоружить кулаков и самыми решительными мерами лишить их какой-либо возможности руководства и влиять на организации местной власти и местное строительство«— призывала партийная конференция коммунистических ячеек воинских частей Семиреченской области 11 января 1921 г.

Но разве мог автор в 1985 году упомянуть, что эта резолюция была написана под диктовку все того же упомянутого выше как «осужденный» извратитель «политики Коммунистической партии и Советского правительства» член Турккомиссии Г.И. Сафаров, принимавший самое активное участие в этом съезде и фактически руководивший его работой? И разве мы можем сомневаться, что профессору М.Д. Малабаеву, изучившему сотни, если не тысячи документов по этой теме эти факты были прекрасны известны?

И дальше там же на стр. 102 читаем

Ферганский областной ревком в январе 1921 г. принял решение выселить из Джалал-Абадского района 75 семей кулаков. Землю, принадлежавшую им, предлагалось разделить между беднотой.

И снова ни слова о том, что за этими действиями Джалалабадского ревкома стоял все тот же Г.И. Сафаров. Ничего не говорится и о том, что эти смещения в Джалал-Абадском уезде стали причиной острейшего конфликта между членами Турккомиссии и возникновения того самого «дела Сафарова», которое описывает Г.Л. Генис, не указывая ни количества «депортированных» переселенцев, ни причин их смещения.

Безусловно, эти и им подобные «умолчания и искажения» в книге Д.М. Малабаева не единичны, они рассыпаны по всему тексту. Все подобные печальные изъяны — неизбежные «родимые пятна» советской историографии вообще и особенно работ, посвященных деятельности партийных органов. Осуждать за это авторов — дело неблагодарное. Это ведь только такие «отмороженные» большевики-ленинцы, как тот же Г.И. Сафаров, могли позволить себе одобрительно цитировать мысли Троцкого уже после того, как тот был изгнан из СССР.

Но, если взять пространственно временные координаты любого события, то путем компиляции «сведений от Д.М. Малабаева и Д.М. Будянского» и «информации от В.Л. Гениса» и корректировкой их по «свидетельствам Г.И. Сафарова», то вполне можно составить вполне объемную и непротиворечивую картину.

Главная, на наш взгляд, ценность книги «Революционные комитеты Киргизии» заключается в выявлении и систематизации огромного количества документов 20-х годов прошлого века. В XXI веке с открытием архивных фондов у любого заинтересованного гражданина появилась возможность беспристрастного и непредвзятого изучения первоисточников. И неоценимую помощь в этом им оказал профессор Д.М. Малабаев, который за десятилетия работы в архивах не только выявил соответствующие документы, но и привел в своей книге все архивные шифры. Теперь каждый, не тратя многих лет на поиски, может обратиться к первичным документам и составить собственное представление о происходившим в Семиречье в 1919 или 1922 году. Ну и кроме того следует четко указать, что абсолютно достоверных фактов и справедливых выводов в этой книге несравненно больше, чем различных клише и искажений, которые были навязаны историкам в СССР в период сталинщины. К тому же указанные искажения всегда настолько однообразны, грубы и примитивны, что выявить их и не принимать во внимание не составляет большого труда.

Если же у читателей книги «Революционные комитеты в Туркестане» возникнут вопросы — задавайте их на нашем сайте. Мы с радостью их обсудим, а если окажется необходимым, то и отыщем первичные документы, на которые ссылается ровесник Великой Октябрьской революции доктор исторических наук, профессор Джолдошбай Малабаевич Малабаев.


Читать:

ГЕОРГИЙ САФАРОВ. КОЛОНИАЛЬНАЯ РЕВОЛЮЦИЯ. ИЗДАНА В 1921Г.

ВЛАДИМИР ГЕНИС. ДЕПОРТАЦИЯ РУССКИХ ИЗ ТУРКЕСТАНА В 1921 ГОДУ («ДЕЛО САФАРОВА»)

Д. БУДЯНСКИЙ. ИСТОРИЯ БЕЖЕНЦЕВ-КЫРГЫЗОВ (1916-1927 ГОДЫ)

ПИСЬМА ПРЕДСТАВИТЕЛЕЙ КЫРГЫЗСКОГО НАРОДА О ПОЛОЖЕНИИ, В КОТОРОМ ОКАЗАЛИСЬ КЫРГЫЗЫ СЕМИРЕЧЬЯ К 1920 ГОДУ И ВЫХОДАХ ИЗ НЕГО. ОБРАЩЕНИЕ К ТОВ. ЛЕНИНУ И ТОВ. БРОЙДО


Автор
Джолдошбай Молдобаевич Молдобаев

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *