О НАШИХ МУЗЕЯХ

МИХАИЛ ФРУНЗЕ: ДЕТСТВО И ЮНОСТЬ В СЕМИРЕЧЬЕ. К 95-ЛЕТИЮ МУЗЕЯ М.В.ФРУНЗЕ

К 95-ЛЕТИЮ МЕМОРИАЛЬНОГО ДОМА-МУЗЕЯ М.В.ФРУНЗЕ

В связи с 135-летием со дня рождения и 95-летием смерти Михаила Васильевича Фрунзе (1885-1925), а также 95-летием ПЕРВОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО МУЗЕЯ КЫРГЫЗСТАНА (в момент основания — Киргизской автономной области) Фонд Санжарбека Даниярова предлагает вниманию читателей сайта подборку фактов из жизни человека, чье имя 65 лет носила нынешняя столица Киргизии. Помимо сведений о самом Михаиле Фрунзе, приведены некоторые сведения о людях, которые окружали его в те времена, когда он жил в Семиречье (Жетису). При составлении этого материала мы ограничились периодом с 1885 по 1904 год, то есть той частью жизни М.В. Фрунзе, которая была связана с Кыргызстаном и Казахстаном, или, как назывался этот регион в Российской империи, — Семиреченской областью Туркестанского края. Все эти факты почерпнуты из сборников воспоминаний о знаменитом полководце, которые мы в знак уважения к этому уроженцу нынешней столицы Кыргызской Республики систематизировали, по возможности проиллюстрировали, и также разместили на нашем сайте. Ссылки на них даны в конце этой публикации.


Михаил Фрунзе родился в семье Василия Михайловича Фрунзе (1854-1897) и его жены Мавры Ефимовны (1861-1933), урожденной Бочкаревой. Рано осиротевший уроженец Херсонской области В.М. Фрунзе, закончил фельдшерскую школу при Императорском Московском воспитательном доме и был направлен служить фельдшером в лазарет военной части, дислоцированной в Токмаке. После выхода в отставку остался работать фельдшером в Туркестане. Должность уездного фельдшера была казенной, то есть В.М. Фрунзе был государственным служащим, а не практикующим частным медиком. После лишения города Токмака статуса уездного административного центра и создания Пишпекского уезда с центром в Пишкеке уездный фельдшер В.М. Фрунзе подал прошение начальнику бывшего Токмакского уезда на выделение ему в Пишпеке участка под строительство дома. 7 июня 1879 года Пишпекский городской комитет выделил В.М.Фрунзе участок на углу улиц

Васильевской и Судейской. В год обретения собственного жилья Василий Фрунзе женился на жительнице Пишпека М.Е. Бочкаревой, происходившей из семьи переселенцев из Воронежской области.

В 1881 году в семье Фрунзе родился первый сын — Константин. Михаил появился на свет на 4 года позже старшего брата. После него родились еще 3 дочери — Клавдия (1887-1948, в замужестве — Гаврилова), Людмила (1890-1959, в замужестве — Боголюбова) и Лидия (1898-1978, в замужестве — Надеждина). Еще один ребенок — Леонид Фрунзе, родившийся в 1892 году, умер в 7-летнем возрасте.

Крестили Мишу Фрунзе 25 января (6 февраля по новому стилю) 1985 года в церкви села Беловодское, что в 50 километрах к западу от Пишпека. Скорее всего это связано с тем, что пишпекская Свято-Николаевская церковь была на ремонте: в 1884 году сделанное из самана церковное здание начали укреплять кирпичной кладкой.  Крестной матерью будущего наркомвоенмора стала Мария Ефтимиевна Терентьева — жена Ильи Федотовича Терентьева (1848-1914) — письмоводителя в токмакской уездной управе, позже — организатора и владельца пивоваренного производства, а с 1887 года — пишпекского старосты (так назывался глава города в конце 19 — начале 20 века в Российской Империи). Сын этой пары — Михаил Терентьев был другом детства и юности Михаила Фрунзе, хотя и был двумя годами младше его. Два Михаила вместе учились и в пишпекском училище, и в Верненской гимназии и Петербургском технологическом университете.

Все дети Василия и Мавры Фрунзе были очень успешны в учебе. Поэтому, несмотря на стесненность в финансах, и Константин и Михаил после успешного окончания пишпекской церковно-приходской школы получили возможность учиться в самом престижном учебном заведении Семиречья — Верненской гимназии, и оба закончили ее с золотой медалью. Старший сын фельдшера после окончания Верненской гимназии, пошел по стопам отца, поступил в Казанский университет на медицинское отделение, был добровольцем-врачом во время Русско-японской войны, после чего работал земским врачом в Казанской губернии, а затем — уездным врачом в Семиречье, имел чин коллежского советника. В Гражданскую войну старший брат служил врачом в Красной армии, был рядом с Михаилом, а после смерти продолжал врачебную службу в Таджикистане и даже получил звание заслуженного врача и Героя труда Таджикской ССР за организацию республиканской службы судебно-медицинской экспертизы. Константин Фрунзе умер в 1940 году в Москве.

Поскольку к моменту поступления в гимназию Михаила их отец скончался, городская управа приняла решение выплачивать Михаилу Фрунзе пособие для получения гимназического образования. Илья Терентьев, на тот момент городской староста Пишпека, сыграл важную роль в получении одаренным учеником материальной помощи из городского бюджета.

Дружеские отношения Михаила Фрунзе и Михаила Терентьева сохранялись и после того, как в 1898 году семья умершего фельдшера перебралась в административный центр Семиреченской области город Верный (ныне Алматы). Гимназист Миша Фрунзе неоднократно приезжал в родной город на каникулы, но дом, в котором он родился и который сейчас является “экспонатом” музея М.В. Фрунзе, был продан еще его отцом. Когда, уже после поступления Михаила Фрунзе в университет, его мать с дочерьми вернулась в Пишпек, они жили на съемной квартире. При этом в Пишпеке постоянно проживали семьи двух родных братьев Мавры Ефимовны Фрунзе — Якова и Ивана Бочкаревых, у которых их племянник останавливался, приезжая на каникулы.

А иногда верненский гимназист останавливался и в доме Терентьевых, глава которого — Илья Федотович к тому времени стал старостой города Пишпека и, не в пример своим предшественникам, активно и успешно занимался благоустройством административного центра Пишпекского уезда, крошечного городишки с населением около 6 тысяч человек.

Можно предположить, что атмосфера созидательной любви к малой родине, царившая в доме Терентьевых, повлияла и на будущего революционера — иначе как объяснить ту теплоту, с которой Михаил Фрунзе — человек беспокойной души — относился к заштатному пыльному городу с 6 каменными строениями, в котором ему довелось появиться на свет и в котором он бывал наездами в период учебы в гимназии, а после 1904 года и до дня смерти ни разу не появился. Зато его друг — Миша Терентьев, хотя и получил образование в Санкт-Петербурге, но вернулся в родные места и работал в «партии Васильева», а потом в знаменитом Чуйском управлении по орошению (ЧУПРе) — самом передовом и совершенном предприятии не только Семиречья, но и всего Туркестанского края. Кстати, врачом в ЧУПРе числился не кто иной как Константин Васильевич Фрунзе, а юристом — небезызвестный Григорий Исаакович Бройдо. Самсоновским участком гидротехнического предприятия руководил Константин Бондырев, благодаря дневнику которого, а также записям его жены Нины Бондыревой-Полторацкой, была сорвана плотная завеса лжи с официальной версии «осады Токмака и станицы Самсоновской восставшими киргизами» в 1916 году.

Михаил Ильич Терентьев, окончивший морское военное училище в гражданскую войну, был назначен начальником Аму-Дарьинской военной флотилии и встречался с другом детства по делам службы. Но в мае 1931 года, хоть он и был другом «самого Михаила Фрунзе», М.И. Терентьев был арестован и получил 10 лет лагерей… Для сталинских террористов клеймо «сын городского старосты» было значимее любых заслуг в период Гражданской войны и дружеских отношений с наркомвоенмором. Но, к счастью, отбыл в Сибири только три месяца и в декабре того же года вернулся в город, который уже носил имя его знаменитого однокашника, и продолжил работы в области мелиорации и малой гидроэнергетики.

Не менее яркой была судьба еще одного друга Михаила Фрунзе по пишпекскому детству — Эраста Пояркова. Сын друга и начальника Василия Фрунзе — пишпекского уездного врача Федора Пояркова был ровесником будущего красного командарма. Если Миша Терентьев учился в классе на два года младше, чем Михаил, то Эраст Поярков был с ним в полном смысле одноклассником. Судя по записям племянника М.В. Фрунзе, имевшим возможность слушать рассказы Э.Ф. Пояркова, Эраст и Михаил особо сдружились на почве любви к естественным наукам, в частности к изучению природы Семиречья. Безусловную определяющую роль в этом сыграл доктор Ф. Поярков, который попутно с врачеванием интересовался местными языками, составил первый казахско-русский словарь, рукопись которого хранится сейчас в его фонде в Казахской государственной библиотеке, а кроме того был краеведом и этнографом. В старших классах Эраст решил быть энтомологом, а Михаил — ботаником. Поощряемые Поярковым-старшим в 1902 году три гимназиста-семиклассника, — к Эрасту и Михаилу присоединился их одноклассник Леонид Иванов, также уроженец Пишпека, — совершили первое путешествие из Верного (Алма-Аты), через Токмак в Пишпек. Юноши пешком и на подводах за месяц проделали более чем 200-верстный маршрут, собрали коллекции растений и насекомых. По возвращении в гимназию они отослали эти материалы с описаниями в Санкт-Петербург знаменитому путешественнику П.П. Семенову-Тянь-Шаньскому и … получили от него не только благодарственное письмо, но и кое-какое оснащение для полевых научных исследований.

Вдохновленные и вооруженные 19-летние исследователи, на следующее лето, перед последним годом обучения в гимназии отправились в значительно более длительное путешествие, которое, возможно не принесло особенных научных открытий, но сыграло большую роль в истории Кыргызстана, так как во время этого похода Михаил Васильевич Фрунзе познакомился с семейством Шабдана Джантаева и даже подружился с Кемелем Шабдановым. Это знакомство — отдельная и очень серьезная история, о которой нужно писать подробно и документировано.

А в 1903 году четверо 18-19-летних гимназистов, в сопровождении двух семиреченских казаков пропутешествовали 68 дней, проделали почти тысячеверстный путь, собрали коллекции растений и насекомых.  Михаилом Фрунзе было собрано 700 видов растений, причем 300 из них ранее не были известны. Коллекции юноши отослали в Российское географическое общество и в Ботанический сад Российской академии наук. Эти коллекции сохранились там, как ни удивительно, до сих пор.

Михаил Фрунзе стал революционером и военачальником, а его одноклассник — Эраст Поярков, закончил университет в Бордо (Франция), где обзавелся семьей, даже преподавал в Сорбонне. Но все-таки вернулся в Россию и работал в Институте экспериментальной ветеринарии в Петербурге. В годы революции семья Поярковых перебралась в Москву, где на одном из митингов Эраст случайно встретился со старым другом — Михаилом Васильевичем Фрунзе. Когда Эраст Поярков заболел «испанкой», Фрунзе узнал об этом и буквально спас его от голода и смерти, а потом уговорил вернуться в Среднюю Азию, в Ташкент, где тогда организовывался Средне-Азиатский университет. Э. Поярков с женой Марией Давыдовной (урожденной Триерс — дочерью самого известного пишпекского адвоката Давида Триерса) и двумя детьми прибыл в Ташкент со вторым эшелоном «красной профессуры» и стал преподавателем САГУ, где много лет читал курс шелководства. В этом первом среднеазиатском высшем учебном заведении Эраст Поярков стал профессором биологии, признанным авторитетом по шелковичному червю и его чудесным превращениям. Главной научной темой Э.Ф. Пояркова была разработка биологического метода борьбы с одной из болезней тутового шелкопряда, наносившей огромный урон шелководству. Эраст Поярков, как и Михаил Фрунзе, был полиглотом — владел английским, французским, немецким и итальянским языками, к которым в период работы в Ташкенте прибавился японский язык – он изучил его самостоятельно, чтобы познать тонкости шелководства, традициями которого всегда славилась Япония. Поярков даже побывал там в шестимесячной командировке, за что… в 1934 году его арестовали. Выпустили профессора только по заступничеству матери Михаила Фрунзе, самого наркомвоенмора к тому времени уже давно не было в живых.

Осенью 1941 года последовал второй арест и приговор со сроком 10 лет на лагерях ГУЛАГа, но, находясь в заключении, неугомонный профессор добился возможности продолжить научную работу и в 1945 году в лагере для него создали лабораторию типа распространённых тогда «шарашек». Работу над своим методом борьбы с болезнями шелкопряда Эраст Поярков закончил именно там.

В лагере Эраст Федорович Поярков отбыл весь срок — десять лет, и даже когда в 1951 году был выпущен, еще два года жил на поселении, и смог вернуться к семье в Ташкент только через два года – после смерти Сталина. До полной реабилитации, последовавшей во времена правления Н.С. Хрущёва, одноклассник М.В. Фрунзе не дожил.

Дети Э.Ф. Пояркова тоже были учеными, дочь — Мария Эрастовна Пояркова стала геологом, всю жизнь работала в Средней Азии, и была удостоена Ленинской премии, став второй в истории СССР женщиной-лауреатом, после Галины Улановой. Сын — Владимир Поярков тоже геолог, доктор геологических наук, основные научные труды которого посвящены разведке, оценке, изучению и проведению геологоразведочных работ на территории Казахстана и Средней Азии. Поярковы вообще семья удивительная, внук Эраста Пояркова написал о них книгу, «Поярковы. Пять поколений исследователей на просторах Евразии», которая выпущена в издательстве «Наука» в 2006 году.

Вот такие друзья были у Михаила Васильевича… И таким другом был он сам.


Еще по теме:

О МИХАИЛЕ ФРУНЗЕ. ВОСПОМИНАНИЯ, ОЧЕРКИ, СТАТЬИ СОВРЕМЕННИКОВ

ВОСПОМИНАНИЯ О МИХАИЛЕ ФРУНЗЕ. К 95-ЛЕТИЮ МУЗЕЯ М.В.ФРУНЗЕ


Автор
Владимир Шварц

2 комментарии на “МИХАИЛ ФРУНЗЕ: ДЕТСТВО И ЮНОСТЬ В СЕМИРЕЧЬЕ. К 95-ЛЕТИЮ МУЗЕЯ М.В.ФРУНЗЕ

  1. независимо от политических взглядов эти люди были выдающимися по способностям и результатам их деятельности

    1. Да, уважаемый Анвар! И это еще не все замечательные дела наркома воендел. Мы готовим материалы, которые планируем опубликовать в рубрике «после 1916″го

Добавить комментарий для Асель Даниярова Отменить ответ

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *