1916-ЖЫЛДАГЫ ДОКУМЕНТТЕР

ДОКУМЕНТ №57. ДОКЛАДНАЯ ЗАПИСКА ПО ГЛАВНОМУ ШТАБУ № 168 О ХОДЕ ПОДГОТОВКИ К РЕКВИЗИЦИИ ИНОРОДЦЕВ

РГВИА Ф. 400. Оп. 19 Д. 154. Л. 280-285. Подлинник

Докладная записка по Главному штабу Отдела пенсионного и по службе нижних чинов за подписью генерал-майора К.А. Фортунатова и начальника Главного штаба Н.П. Михневича от 3 августа 1916 г. № 139 военному министру генералу от инфантерии Д.С. Шуваеву


 СМОТРЕТЬ ИЛИ СКАЧАТЬ ЗАПИСКУ

ТЕКСТ документа:

Докладная записка
по Главному штабу
Отдел пенсионный и
по службе нижних чинов

Отделение 12
Стол 1-д

3 августа 1916 г.
№ 168

Генерал-майор Фортунатов

На мемории ко всеподданнейшему докладу временного управляющего Военным министерством о представлении Командующему войсками Туркестанского округа прав Главнокомандующего, а также — права при осуществлении в названном округе Высочайшего повеления 25 июня 1916 года определять порядок и сроки привлечения населения инородческого населения к работам в районе действующей армии, — государю императору в 28-й день июля сего года благоугодно было собственноручно начертать:

«СОГЛАСЕН. СТАВЛЮ НА ВИД СПЕШНОЕ И НЕДОСТАТОЧНО ОБДУМАННОЕ ПРОВЕДЕНИЕ В ЖИЗНЬ ЭТОЙ МЕРЫ, ВЫЗВАВШЕЙ НА ОКРАИНЕ КРОВАВЫЕ БЕСПОРЯДКИ. ТЕ ЖЕ ПРАВА, А МОЖЕТ БЫТЬ И БОЛЬШИЕ, СЛЕДУЕТ ПРЕДОСТАВИТЬ НАМЕСТНИКУ НА КАВКАЗЕ — СОГЛАСНО ЕГО О ТОМ ПРОСЬБЕ.»

По поводу означенной высочайшей резолюции Главный Штаб считает необходимым доложить Вашему Высокопревосходительству нижеследующее.

Необходимость спешного проведения в жизнь призыва инородцев для работы в тылу армии была указана Военному Министерству с одной стороны Штабом Верховного Главнокомандующего, а с другой — Советом Министров, который журналом 3 и 6 мая сего года*) полагал, что Военному Министерству «надлежало бы озаботиться безотлагательным проведением в жизнь соответственных распоряжений».

*) Журнал этот сделался известен Военному Министерству только в начале июня сего года.

 Эта спешность вызывалась и самым существом дела, так как рабочие были нужны для армии летом и осенью сего года, в течение строительного периода; следовательно, самая операция призыва должна была быть выполнена в кратчайший срок. Промедление же с этим делом и затягивание его до осени, с вероятностью получить рабочих только зимою, сводило бы почти на нет все значение данной меры. Генерал-Адъютант Алексеев по этому поводу высказал генералу от инфантерии Фролову, что «зимою инородцы составят для армии обузу».

Спешное проведение настоящей меры не исключало, однако, необходимости осуществить ее на местах с должной постепенностью и осторожностью, чего, к сожалению, не было сделано по причинам, доложенным ниже.

Относительно Высочайшего указания на «недостаточно обдуманное проведение в жизнь этой меры» необходимо отметить, что привлечение инородцев для работ в тылу армии обсуждалось с принципиальной стороны Советом Министров, который признал недопустимым освобождение инородцев от работ для армии, при наличии военной обстановки, вызывающей величайшее напряжение всех сил государства (журналом 3 и 6 мая сего года). Военному Министерству оставалось только наметить наилучшие пути для проведения в жизнь этого принципиального решения. Считая наилучшим разрешением данного вопроса привлечение инородцев к воинской повинности для образования из них рабочих дружин, Военное Министерство и выступило с этим предложением, но встретило упорное сопротивление со стороны Министерства внутренних дел, предлагавшего призвать инородцев реквизиционным путем.

В состоявшемся по этому делу у Вашего Высокопревосходительства при участии помощника Военного министра генерала Фролова, начальника Главного Штаба, вр.и.д. начальника Генерального Штаба и начальника Управления воинской повинности, настоящий вопрос был подвергнут самому всестороннему и детальному обсуждению: при этом представителем Министерства Внутренних дел было заявлено, что предлагаемый военным ведомством порядок, во-первых, затянет призыв инородцев до октября, а во-вторых, — внесет тревогу в это население, относящееся к воинской повинности крайне отрицательно. Проектируемый же Министерством внутренних дел реквизиционный порядок гарантирует вполне спокойное и скорое (в месячный срок) производство призыва инородцев.

В силу этих доводов Вашему Превосходительству угодно было в принципе окончательно остановиться на реквизиционном порядке.

На следующий день (именно — 21 июня), при Главном Штабе было собрано совещание из представителей Министерств Военного и внутренних дел, для установления главнейших оснований, на которых может быть выполнена реквизиция инородцев-рабочих. В этом совещании было вполне определенно выяснено, что все подготовительные работы по призыву инородцев и самый призыв их должны быть выполнены органами Министерства внутренних дел, а потому должны исходить от названного Министерства. При этом в журнал совещания было занесено, что исполнению указанной выше задачи должно предшествовать подробное и вполне понятное разъяснение инородческому населению подлежащим местным начальством существа и цели принимаемой правительством меры.

На военное же ведомство должны упадать лишь мероприятия по доставке реквизированных рабочих в район армии, а в связи с этим и все предварительные  распоряжения и расчеты по организации сборных пунктов, пунктов посадки, реквизированных уже инородцев на железные дороги, а равно по довольствию их на сборных пунктах и в пути.

В том же совещании было единогласно принято, что призываемым инородцам должны быть в нужных случаях предоставляемы отсрочки, например, для окончания образования, для работ на нужды обороны, для обеспечения хозяйств от разорения и т.п.

22-го июня вечером Вашему Высокопревосходительству угодно было приказать Главному Штабу представить утром следующего дня всеподданнейший доклад о призыве инородцев в соответствии с суждениями совещания, что и было Главным Штабом выполнено.

Высочайшее соизволение на эту меру состоялось 25 июня, причем всеподданнейший доклад был возвращен в Главный Штаб 26 июня. В тот же день копия означенного доклада, согласно просьбе Министерства внутренних дел, была сообщена для сведения сему министерству.

Дальнейшая работа должна была заключаться:

1) в самой подробной разработке порядка призыва, основанной на указанных выше принципиальных решениях совещания, 2) в сообщении выработанного порядка на места, для ознакомления с ним местного начальства и подготовки к призыву, 3) в получении с мест сведений о намеченных сборных пунктах и местах посадки, а также о примерном числе ожидаемых в каждом пункте рабочих-инородцев, для соображений по составлению планов их перевозки, и 4) в производстве самого призыва в соответствии с перечисленными выше данными.

К разработке доложенного выше порядка междуведомственное совещание при Главном Штабе (с участием представителей от Ставки) приступило 2 июля сего года.

Между тем оказалось, что Министерство Внутренних дел, не дожидаясь указанной выше последовательной разработки настоящего вопроса, 27-го июня телеграфировало губернаторам о необходимости безотлагательно, в кратчайший срок, начать составление именных списков младших 13 возрастов инородцев и приступить к призыву их. При этом в означенной телеграмме Министерство внутренних дел не указало, что инородцам в нужных случаях могут быть даваемы отсрочки. Равным образом Министерство не указало губернаторам о числе инородцев, которые должны быть призваны в первую очередь из каждой губернии или области.

Узнав об этом на следующий день, Главный Штаб был озабочен вопросом — каким образом распоряжение о призыве может быть выполнено, коль скоро самые подробности его еще подлежат разработке. Невольно возникал вопрос — что будет делать местное начальство с призванными людьми, не имея точных указаний, каким порядком, в какое время и куда они должны быть отправлены и на какие средства надо продовольствовать их.

На заданный по этому делу вопрос, чины Управления воинской повинности ответили успокоительным заверением, что операция переписи инородцев займет около месяца, в каковое время выработанный при Главном Штабе порядок успеет быть сообщен на места.

В действительности же оказалось, что в некоторых местах первые партии инородцев начали поступать на сборные пункты уже в начале июля.

Это обстоятельство вызвало опасение, что вскоре уже инородцы могут быть собраны в больших массах на сборных пунктах. Между тем, в совещании 2-го июля выяснилось, что при загруженности наших железных дорог может быть перевозимо ежедневно не более 6000 инородцев, следовательно, перевозка 400000 инородцев растянется не менее, как на 2,5 месяца. При этих условиях единовременная явка всех призываемых на сборные пункты и продолжительное пребывание их там могли бы повести к крупным осложнениям. Ввиду сего, по указания вр.и.об. начальника Генерального Штаба, представители военного министерства [От Главного Штаба и Отдела военных сообщений] были спешно командированы в Управление воинской повинности Министерства внутренних дел, где и настаивали, чтобы по сему министерству были сделаны экстренные распоряжения о приостановке призыва с тем, чтобы дальнейшая реквизиция инородцев-рабочих производилась уже постепенно, по указаниям окружных штабов, коим своевременно будут сообщены планы перевозки. Эти планы предполагалось выработать на основании полученных от Министерства внутренних дел данных о числе инородцев, ожидаемых по каждому уезду, и времени, потребном на их призыв и доставку на сборные пункты воинских начальников. Однако сведений этих Военное министерство не получило и до настоящего времени, а потому планы перевозки инородцев на могли быть составлены.

На предложение приостановить призыв и затребовать указанные выше сведения Управление воинской повинности согласилось, но лишь при условии, чтобы собранные уже партии инородцев были отправлены по назначению, чтобы об отправке таковых было сделано по Военному министерству экстренное распоряжение. Так как на это условие представители Министерства военного согласились**) то Министерство внутренних дел 7-го июля послало на места обещанную телеграмму.

**)В предположении небольшого числа собранных уже инородцев, в действительности же их оказалось 25-30 тысяч, на перевозку коих и был дан наряд.

Однако в ней, к сожалению, не содержалось категорического указания на приостановку призыва: в телеграмме, между прочим сообщено, что отправке подлежат и те инородцы «сбор которых уже нельзя задержать», что представляло решение вопроса о продолжении призыва всецело на усмотрение местных властей. В результате во многих местах производство реквизиции продолжалось и в Военное Министерство стали поступать требования о перевозке уже весьма значительных партий инородцев.

Одновременно с заботами по ликвидации возникших затруднений Главный Штаб продолжал работы по настоящему вопросу, относящиеся к ведению Военного Министерства.

Так, 5-го июля командующим войсками подлежащих округов было сообщено о воспоследовании Высочайшего повеления 25 июня и о том, что производство реквизиции инородцев возложено на гражданские власти, на военное же начальство возлагается лишь забота по оборудованию существующих и открытию новых сборных пунктов.

Затем 7-го июля, на основании соглашения с Министерством внутренних дел, было сообщено по телеграфу начальникам окружных штабов, что начало призыва по каждому уезду должно быть согласовано с данными окружного штаба о времени предполагаемой посадки инородцев на железную дорогу. Вместе с тем Главный Штаб затребовал от того же начальства сведения о местах нахождения сборных пунктов, о проектируемых местах посадки на железную дорогу и иные данные, необходимые для составления планов перевозки. Данные эти уже получены с мест, но планы перевозки все же не могут быть составлены Отделом военных сообщений за неполучением как выше доложено, необходимых сведений от Министерства внутренних дел.

Далее Главный Штаб 11 июля вошел в Военный совет с представлением об утверждении норм довольствия инородцев, каковые нормы утверждены Военным Советом 14 июля и сообщены затем на места.

Призыв инородцев, произведенный Министерством Внутренних дел столь поспешно и без надлежащей предварительной подготовки населения, а также без своевременного указания на возможность предоставления отсрочки, вероятно послужил одним из главных поводов к крупным беспорядкам, потребовавших вмешательства вооруженной силы.

Наряду с этим от местного начальства стали поступать в Военное министерство ходатайства об освобождении от реквизиции населения тех местностей, для коих такое изъятие не предусмотрено Высочайшим повелением 25 июня 1916 года, но тем не менее вызывается непреодолимыми препятствиями по сбору и продовольствию подлежащих реквизиции людей.

В целях быстрого разрешения таких ходатайств по Военному министерству было испрошено Высочайшее повеление 13 июля об освобождении от реквизиции населения местностей, в коих это будет признано необходимым по соглашению министров военного и внутренних дел.

В таком порядке были освобождены от реквизиции по ходатайству местного начальства

1) инородцы Якутской области;

2) проживающие на границе сей области инородцы Сунтаро-Олекнинского ведомства;

3) часть кочевого населения Томской губернии, существующего исключительно охотою и ореховым промыслом;

и 4) якуты, находящиеся на работах в Ленско-Витимском крае.

Кроме того, по личному всеподданнейшему докладу Вашего Высокопревосходительства в Ставке, был с Высочайшего соизволения отсрочен призыв текинцев — до 15 сентября, согласно ходатайству генерал-адъютанта А.Н. Куропаткина; призыв же киргизов Зайсанского уезда был отсрочен до окончания осенней уборки полей по всеподданнейшему ходатайству почетных лиц этого уезда.

Независимо сего в Военное Министерство стали поступать в громадном количестве ходатайства об отсрочке, либо о полном освобождении от реквизиции некоторых отдельных лиц по занимаемым ими должностям, роду занятий, для окончания образования и т.п. Равным образом такие же ходатайства возбуждались в отношении целых групп инородческого населения, работающих на разного рода промыслах и предприятиях, обслуживающих государственные нужды, а также занятых уборкой урожая и другими сельскохозяйственными делами.

Так как установление самих способов производства реквизиции, а равно тех мер, которые необходимо было принять для успешного хода реквизиции, в целях получения действующею армией нужного ей количества рабочих лежало на обязанности Министерства внутренних дел, то все подобного рода ходатайства инородцев, с согласия Вашего Высокопревосходительства, направлялись по принадлежности в Министерство внутренних дел, которому предоставлялось в этом деле полная свобода действий при условии, чтобы в результате ожидаемое от реквизиции количество рабочих в первую очередь получилось бы не менее 400000 человек.

Однако с мест продолжали поступать все более и более настойчивые ходатайства об отсрочке призыва до окончания уборки урожая.

Это обстоятельство в связи с тем, что Августейший Наместник Кавказа и Туркестанский генерал-губернатор возбудили ходатайство о предоставлении им права осуществить Высочайшее повеление 25-го июня сего года по своему усмотрению, как в отношении порядка, так и сроков призыва инородцев к работам в тылу армии, послужило основанием для Временно управляющего Военным Министерством, по соглашению со Ставкой испросить Высочайшее соизволение на отсрочку призыва повсеместно до 15-го сентября.

Высочайшее соизволение на это последовало 30-го июля сего года и в тот же день было передано по телеграфу Командующим войсками и почто-телеграммой Министру внутренних дел для исполнения.

Сводя все вышеизложенное, Главный Штаб считает долгом высказать следующее свое заключение по настоящему делу

1) Возможно спешное проведение в жизнь призыва инородцев для работ в тылу армии вызвано как самым существом этой меры, так и указаниями Штаба Верховного Главнокомандующего и Совета Министров.

2) Реквизиционный порядок призыва был избран по настоянию Министерства внутренних дел, считавшего этот порядок, наиболее обеспечивающим как быстроту призыва, так и спокойствие населения при его производстве.

и 3) Причиною происшедших на почве этого призыва беспорядков в некоторых местностях, казалось бы, надлежит считать главным образом слишком поспешное и преждевременное распоряжение Министерства внутренних дел о производстве призыва, а также недостаточную подготовку к призыву инородческого населения, путем объяснения ему самого существа этой меры.

Так как подготовительные и исполнительные действия по призыву инородцев лежали всецело на обязанности Министерства внутренних дел, то Военное министерство вряд ли может быть ответственным за недостаточно обдуманное проведение в жизнь настоящей меры, вызвавшей кровавые беспорядки. Все, что можно было сделать к устранению последствий преждевременных распоряжений о призыве было Военным министерством сделано.

Генерал от инфантерии Михневич

Генерал-майор Фортунатов

Подполковник Редичкин

Резолюция Военного министра Д.С. Шуваева:

«Составить проект Всеподданнейшего доклада вполне объективно, никого не обвиняя и не оправдываясь. В кавычках поместить наиболее рельефные…места из журналов и телеграмм.

5/VIII [1916 г/]Шуваев

 

 


Ссылки на этот документ приведены в публикации:

ВЛАДИМИР ШВАРЦ. ПРЕСТУПНЫЙ ЦИРКУЛЯР № 18991. ЧАСТЬ 1-Я (ИЗ 4-Х ЧАСТЕЙ)

ВЛАДИМИР ШВАРЦ. ПРЕСТУПНЫЙ ЦИРКУЛЯР № 18991. ЧАСТЬ 2-Я (ИЗ 4-Х ЧАСТЕЙ)


Автору
Николай Петрович Михневич

Пикир кошуу

Сиздин e-mail жарыяланбайт Милдеттүү талаалар белгиленген *