1916: СТАТЬИ И КНИГИ

ВЛАДИМИР ШВАРЦ. ГРИГОРИЙ БРОЙДО ЗАБЛУЖДАЛСЯ …, НО В ЧЕМ?

Доклад был представлен в качестве пленарного на Международном симпозиуме «Восстание 1916 года в Центральной Азии: академическая интеграция, новые подходы и знания», организованном КИЦ «Айгине» в г. Каракол 31.05 — 01.06.2019.


ГРИГОРИЙ БРОЙДО ЗАБЛУЖДАЛСЯ …, НО В ЧЕМ?
Семиреченские хроники 1916 года 

СДКФ. 1916. Владимир Шварц: ГРИГОРИЙ БРОЙДО ЗАБЛУЖДАЛСЯ ..., НО В ЧЕМ?

 

С этим докладом логически связан с доклад Асель Данияровой, представленном на этом же симпозиуме. Смотрите видео презентацию ТРАНСФОРМАЦИЯ ВЗГЛЯДОВ НА МОДЕЛИ ПОВЕДЕНИЯ ЛИДЕРОВ КЫРГЫЗСКИХ РОДОВ В 1916 ГОДУ В СВЕТЕ ВНОВЬ ОТКРЫВШИХСЯ ФАКТОВ

Доклад является составной частью «ХРОНИК 1916 ГОДА»:

 

 


Автор
Владимир Шварц

3 комментарии на “ВЛАДИМИР ШВАРЦ. ГРИГОРИЙ БРОЙДО ЗАБЛУЖДАЛСЯ …, НО В ЧЕМ?

  1. Владимир, здравствуйте!
    Спасибо за лекцию!
    Не могли бы Вы объяснить, почему основные события восстания 1916 года произошли в Пржевальском уезде, если землеустройство касалось пяти станиц Верненского уезда, но в целом, этот уезд остался спокоен?

    1. Ваш вопрос, уважаемый Юрий, свидетельствует, что Вы очень внимательно выслушали тот доклад, который мы выставили для обсуждения. Вы совершенно правильно выделяете два, на первый взгляд, независимых делопроизводства, которые описаны в докладе:
      1) вопрос о реализации установленного законом от 3 июля 1914 года о наделении Семиреченского казачьего войска дополнительными землями на территории Верненского уезда;
      2) вопрос о выявлении земель для переселения семей «имеющих на то особливое основание — участников и отличившихся в настоящей войне», который не локализован Верненским уездом, а касается всех земель, занятых кочевым и полукочевым киргизским населением, в частности территории Пишпекского и Пржевальского уездов.
      Изучение этих вопросов на основании представленных в докладе архивных документов показывает следующее. Обе эти задачи должен был решить один и тот же орган государственной власти — Переселенческое управления Министерства Земледелия. Это первый аспект, объединяющий две названные задачи. Второй объединяющий аспект, это единовременность (синхронность) решения этих задач: как видно из представленных в докладе документов, обе проблемы «непременно … во всяком случае» должны были быть решены к осени 1916 года. И наконец, третий принципиально важный аспект связан с тем, что контингент Семиреченского казачьего войска категорически не относился к той части Российской императорской армии, которая имела право претендовать на особую благодарность со стороны властей, так как казаки-семиреки не привлекались к боевым действиям на германском фронте, а потому среди них не было ни «особо отличившихся», ни Георгиевских кавалеров. Вследствие этого семиреченское казачество при раздаче «пряников» за заслуги перед Престолом и Отечеством безусловно осталось бы самым последним в списке наделяемых землей.
      Говоря попросту, и в Петрограде и в Верном всем заинтересованным лицам было ясно: если семиреки не получат свои тысячи десятин до окончания войны, то они не получат эту землю никогда, так как все «пряники» достанутся тем, кто воевал на германском фронте, а не тем, кто отсиживался «в обозе», охраняя консульства в Китае, выполняя функции карателей в Туркестане или «завесы» в Персии.
      Осознавая такой расклад, власти Семиреченской области (будучи главными лоббистами интересов офицерско-атаманской верхушки Семиреченского войска) срочно, более того с нарушением закона, в июле 1916 года сформировали 3 запасные и 4 ополченческие сотни, которые и осуществили «зачистку» территории Пишпекского и Пржевальского уездов не только от киргизского, но и от русского «самосельческого» населения. Семиреки стали главными исполнителями «дьявольского плана» и за эту «дьявольскую работу» получили мзду — земли для размещения пяти новых станиц на участках, которые своим трудом облагородили не только «восставшие» дунгане (селение Ырдык или Мариинское), но и «вырезанные киргизами» малороссийские самоселы из Кольцовки, Столыпино, Гоголевки и Валериановки (см. п.7, Протокола заседания в уездном правлении Пржевальского уезда 21 ноября 1916 г. под председательством полковника В.П. Колосовского — док. № 30. «Восстание 1916 года в Киргизстане» под ред. Т.Рыскулов, М., 1938 — стр. 98-99).
      Рассматривая этот вопрос надо учитывать слова, написанные Семиреченским губернатором генерал-лейтенантом В.И. Покотило в докладе генерал-губернатору Н.И.Гродекову еще за 9 лет до рассматриваемых событий, а именно: «Принявши в августе 1907 г. управление Семиреченской областью, я застал там самым трудным вопросом — переселенческое дело: … результат всех этих незаконных и легкомысленных предприятий может быть следующий: а) киргизы, находящиеся и ныне в панике, увидевши в действительности, что их выселяют из насиженных родных гнезд, начнут бунтоваться; б) десятки тысяч новых переселенцев, которых устроить таким скороспелым способом уже не удастся, явятся в области грозной толпой голодных обездоленных людей; в) казаки почувствуют горькую незаслуженную обиду, когда земли, подлежащие отводу их станицам, пойдут в руки переселенцев… последствия будут роковые» (см. К.Пален «Переселенческое дело» стр. 131-132).
      Последовательность событий 4-12 августа 1916 года, очень четко изложенная в докладе М.Тынышпаева генерал-губернатору А.Н. Куропаткину (см. док. № 37. «Восстание 1916 года в Киргизстане» под ред. Т.Рыскулов, М., 1938 — стр. 132-142) показывает, что кровопролитие и карательные акции начались именно в Верненском уезде, а оттуда по «принципу домино» распространились на Пишпекский и Пржевальский уезд. Сформированные губернатором М.А. Фольбаумом сотни семиреков, как загонщики, гнали киргизов к границе, уничтожая на своем пути не только аулы, но и переселенческие поселки «самоселов». Очень яркий пример — Новороссийское в Большом Кемине, куда казаки пришли уже после бегства Сарыбагышевской волости, но зачем-то «вывели» (а правильнее — угнали) в Самсоновку всех жителей селения, которые через две недели вернувшись обратно обнаружили свое село полностью выжженным.
      Резюмируя, можно сказать, что казаки-семиреки, уже давно»положившие глаз» (см. доклад В.И. Покатило) на земли Пржевальского и Пишпекского уездов (см. борьбу казаков и крестьян за то ли «станицу», то ли «селение» Самсоновку), в 4-7 августа начали атаковать казахов Верненского (кызылборукцев и ботпаевцев) и Джаркентского (албанов) уездов, и погнали их на юго-восток и юг соответственно, тем самым спровоцировали, совместно с агентами Охранного отделения, кровавые эксцессы между киргизами и самоселами в двух уездах, населенных кара-киргизами. Когда кровь была пролита, казаки, под крики «русских режут», за две недели (9-22 августа) полностью «зачистили» территорию Пишпекского уезда, а в последующие 20 дней — оба берега Иссык-Куля вплоть до китайской границы. И сразу после этого М.А. Фольбаум распорядился о введении в действие уже давно заготовленного плана изгнания всех пржевальских и пишпекских киргизов в Нарынскую резервацию. Причем план этот наказной атаман Семиреченского казачьего войска вынес на согласование А.Н. Куропаткина уже после того, как объявил его всем командирам карательных отрядов.
      Видите, Юрий, каким многословным получился ответ на Ваш вопрос. Это потому, что вопрос был совершенно закономерный и хорошо сформулирован. Благодарю Вас.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *