ЛЕТОПИСЬ: ТУРКЕСТАН 1916

1916 ГОД. ХРОНИКА КРОВАВОГО ПОВЕЛЕНИЯ. ДЕНЬ ВЫСОЧАЙШЕГО СОИЗВОЛЕНИЯ

25 июня 1916 года. Хроника Кровавого Повеления. День Высочайшего соизволения…


25 июня 1916 года Российский император Николай II собственноручно начертал на представленном Военным министром документе три буквы, означавшие «Согласен».   Тем самым было оформлено Высочайшие соизволение на привлечение к работам в районе действующей армии инородцев, освобожденных ныне от воинской повинности.

С этого момента вся бюрократическая машина Империи должна была исполнять то, что было согласовано царем. При этом основным исполнителем утвержденной царем «реквизиции труда инородцев» оставалось Военное министерство и его руководитель — генерал от инфантерии Д.С. Шуваев. По действующему порядку введения в действие подобных документов именно Военный министр должен был объявить всем российским подданным то, что именно «Государю Императору благоугодно было Высочайше повелеть в 25 день июня 1916 года». Для этого подписанная бумага должна была вернуться в Военное министерство, соответствующим образом переоформлена и представлена в Правительствующий Сенат. Окончательный текст «Объявленного Высочайшего Повеления» становился законом только после официальной публикации, решение о которой принимал Правительствующий Сенат.

Все эти бюрократические процедуры были завершены только через 10 дней — к 6 июля 1916 года. Но в памяти народной черной датой осталось именно воскресенье 25 июня.

Этот воскресный день стал переломным в судьбе множества людей на всей азиатской территории Российской империи. Миллионам инородцев был нанесен неожиданный ошеломляющий удар. Это известный факт…

Однако до настоящего дня никто не знал, что среди многих народов и народностей, попавших под действие Высочайшего повеления, был один народ, которому в тот же день 25 июня 1916 года — был нанесен еще один, может быть даже еще более болезненный, удар. Народ этот назывался «киргизы Семиреченской области». И удар этот заключался в том, что буквально в тот же день, когда царь Николай II соизволил призвать все народы, в том числе киргизов, отдать свои силы (а может быть и жизни) на благо Престола и Отечества, министр Земледелия А.Н. Наумов подписал письмо на имя Военного Министра № 506, в котором сообщил о согласии на увеличение земельных наделов пяти станиц Семиреченского казачьего войска путем смещения киргизов с их родовых земель или, как сказано в письме «с занимаемых и обрабатываемых ими угодий».

Причем основание для этого было сформулировано совершенно откровенно:

…интересам казаков, предки коих участвовали в завоевании земель нынешнего Туркестанского Генерал-губернаторства либо были поселены на них в интересах государственных, должно быть дано предпочтение перед интересами киргиз, лишь с недавнего времени переходящих к  оседлому образу жизни.

Опубликованное на сайте письмо от 25 июня 1916 года № 509, подписанное министром Земледелия А.Н. Наумовым и подготовленное начальником Переселенческого управления того же министерства Г.Ф. Чиркиным, по сути, является официальным одобрением откровенного грабежа коренного населения Семиречья. Причем грабить власть намеревается тех самых людей, чей труд, силы и жизнь именно в данный момент якобы необходимы этой же власти для решения наиважнейшей государственной задачи — победы в войне.

Трудно счесть за случайность то обстоятельство, что решение ограбить сотни тысяч людей было оформлено именно в тот самый день, когда император повелел призвать киргизов к участию в защите Отечества.  Зная все обстоятельства, которые предшествовали этому «совпадению», очень трудно отказаться от мысли, что эти решения — заранее задуманная, циничная и бесчеловечная «двухходовка». Письмо министра А.Н.Наумова является ответом на предложение об удовлетворении земельных притязаний семиреченских казаков, направленное помощником Военного министра П.А. Фроловым 25 мая 1916 года в адрес Министерства земледелия. Это означает, что в Министерстве Земледелия “не знали”, как отреагировать на предложения военных в течение почти целого месяца, но, как только стало известно, что реквизиция инородцев состоится, тут же появилось и решение о «смещении киргизов» с освоенных и используемых ими земель.

Казалось бы, всё должно быть с точностью до наоборот: если власть решила воззвать к патриотическим чувствам людей и призвать их на помощь, то следует не грабить, а напротив, как-то поощрить этих людей, проявить заботу об их семьях и заинтересованность в их будущем благополучии. В каком-то смысле так и было сделано (по крайней мере на словах) в некоторых других регионах России. Но по отношению к семиреченским киргизам и казахам все было поставлено с ног на голову.

Однако, если предположить, что для министров Б.В. Штюрмера, А.Н. Наумова, Д.С. Шуваева и их подчиненных С.А. Куколь-Яснопольского, Г.Ф. Чиркина, А.А. Татищева, П.А. Фролова вопрос о рытье окопов в прифронтовой полосе был несравненно менее важным, чем желание и перспектива захватить сотни тысяч десятин земель в Иссык-Кульской, Чуйской и Кеминской долинах, то все становится не просто объяснимым, но даже строго логичным. Ведь, если бы этот захват не был осуществлен до того, как киргизы приняли участие в «защите Отечества», то после такого исполнения ими патриотического долга, учинить грабеж стало бы совершенно невозможно!  При этом мы категорически не можем и не будем утверждать, что каждый из названных высокопоставленных чиновников имел непосредственный личный интерес в Семиречье. В то же время наличие заинтересованных «заказчиков», причем весьма «авторитетных» заказчиков, как в Петрограде, так и в Верном или Ташкенте, сомнений не вызывает. Как не вызывает сомнений и то, что никаких иных сколько-нибудь разумных и логичных объяснений всех описанных в нашей Хронике на первый взгляд несуразных обстоятельств рождения Кровавого Повеления, найти просто невозможно.

Поэтому, вводя в научный оборот данный документ, как важнейший элемент массива опубликованных в нашей хронике документов, мы полагаем, что тем самым вносим для обсуждения и дальнейшего осмысления следующее:

1) вполне логичный ответ на регулярно возникающий и повисающий в воздухе вопрос: «Почему реквизиция коснулась десятков народностей, но большая кровь пролилась только в Семиречье?» Ответ этот прост: потому что у всех народов царская власть забрала только мужчин, и только у киргизов — она одновременно решила забрать и основное средство для существования;

2) весьма и весьма убедительный аргумент в защиту утверждения, что неожиданно возникшая потребность в тыловых рабочих была сознательно, но скрытно, использована заинтересованными лицами для реализации давно лелеемых планов по изгнанию коренных жителей Семиречья с их земель;

3) весомый дополнительный аргумент в пользу «теории спровоцированного восстания«, выдвинутой Г.И. Бройдо и поддержанной Т.Р. Рыскуловым.

Одновременно сообщаем читателям, что на этом наша Хроника не заканчивается, так как, во-первых, в последующие несколько дней июня-июля 1916 года произошло еще несколько весьма значимых событий, а во-вторых, потому что среди обнаруженных нами в РГВИА документов есть еще несколько бумаг, содержащих доселе никому неизвестную информацию, не менее важную, чем та, которая содержится в опубликованном сегодня письме № 506.


 < ЧИТАТЬ: ЗА 1 ДЕНЬ ДО… 


Автор
Владимир Шварц

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *