1916-ЖЫЛДАГЫ ДОКУМЕНТТЕР

ДОКУМЕНТ №49. ВСЕПОДДАНЕЙШИЙ ДОКЛАД ВОЕННОГО МИНИСТРА О ПРИВЛЕЧЕНИИ К РАБОТАМ В РАЙОНЕ ДЕЙСТВУЮЩЕЙ АРМИИ ИНОРОДЦЕВ

РГВИА Ф. 400. Оп. 19 Д. 154. Л. 73-76об. Подлинник

 Всеподданнейший доклад Военного министра Д.С. Шуваева  от 23 июня 1916 г. № 142а О привлечении к работам в районе действующей армии инородцев, освобожденных ныне от воинской повинности


СМОТРЕТЬ ИЛИ СКАЧАТЬ ДОКЛАД

Текст Доклада:

События текущей великой войны настоятельно требуют обеспечения действующей армии не только могучей боевой силой, но и значительным количеством рабочих для обслуживания ближайшего тыла армии.

Общее число нужных для этой цели рабочих исчисляется начальником штаба Верховного Главнокомандующего в один миллион человек.

При обсуждении этого дела Совет Министров отметил, что средствами для удовлетворения неотложной потребности армии в рабочих могли бы быть: либо призывы соответственных категорий военнообязанных /старших сроков ратников ополчения/, либо привлечение к работам той части населения, которая ныне освобождена от воинской повинности, именно — инородцев, обитающих на окраинах Европейской России, на Кавказе, в Туркестане и Сибири.

Общее руководство делом снабжения армии рабочею силою Совет Министров полагал возложить на Военного Министра, по соглашению с начальником штаба Верховного Главнокомандующего и при ближайшем участии, в подлежащих случаях, главных начальников прикосновенных ведомств. Журнал Совета Министров по сему вопросу имеет быть повергнут на Высочайшее Вашего Императорского Величества благовоззрение.

Обращаясь к исполнению возложенной на Военное Министерство задачи, необходимо отметить, что призыв оставшихся возрастов ратников ополчения для работ в тылу армии был бы нерасчетливым использованием этой категории военнообязанных, общее количество коих не превышает 2½ милл.

Если война затянется и на 1917 год, то все оставшиеся ратники ополчения неизбежно пойдут на укомплектование действующей армии, так как очередной досрочный призыв новобранцев вряд ли можно произвести ранее начала 1917 года и в таком случае новобранцы этого призыва могут поступить на укомплектование действующих полков не ранее весны того же года.

Поэтому к призыву упомянутых ратников в качестве рабочей силы для обслуживания тыла армии надлежало бы обратиться лишь в том крайнем случае, когда иным путем невозможно быстро удовлетворить означенную нужду.             

Главное же внимание надлежало бы обратить на использование для работ той части населения, которая ныне по закону освобождена от воинской повинности. Большинство этого населения составляют инородцы, обитающие в Финляндии, на Кавказе, в Туркестане и Сибири. Дальнейшее освобождение их от общего для всех верноподданных Вашего Императорского Величества долга защищать с оружием в руках Престол и Родину представляется совершенно нежелательным, ввиду чего Военное Министерство еще в ноябре 1915 года вошло в Совет Министров с представлением о привлечении названых инородцев, кроме финляндцев, к воинской повинности на общем основании. Однако Совет Министров, не отрицая в принципе правильности этой меры, признал необходимым предварительно направления проекта в общие законодательные учреждения, более подробно и всесторонне осветить возникающие в связи с привлечением инородцев к воинской повинности вопросы политического, бытового и практического характера. Сбор и доставление необходимых с этой целью сведений Совет Министров поручил Министру Внутренних Дел. О таковой временной отсрочке этого дела было затем повергнуто на Высочайшее Вашего Императорского Величества благовоззрение, причем соответственный журнал Совета Министров удостоился Высочайшего рассмотрения 24 марта 1916 года.

Таким образом, хотя делу о привлечении инородцев к воинской повинности уже дан законный ход, но для проведения этой меры в жизнь необходимо некоторое довольно продолжительное время, потребное главным образом на техническую сторону самого призыва инородцев /производство регистрации населения, образование новых воинских присутствий и проч./.

Между тем удовлетворение нужды армии в рабочей силе не может быть отложено даже на сравнительно короткое время. Равным образом несправедливо освобождать, хотя бы и на короткое время, инородческое население от участия в работах по обороне государства, коль скоро коренное население Империи всю тяжесть настоящей войны несет на своих плечах.

Поэтому представляется совершенно необходимым безотлагательно использовать инородческое население для работ по устройству оборонительных сооружений и военных сообщена в районе театра военных действий; за невозможностью же в настоящее время применить к этому населению правила призыва по воинской повинности, надлежало бы привлечь его на работы в порядке реквизиционном.

Однако передвижение реквизированных инородцев из мест их жительства на театр военных действий встречает формальное препятствие в действующем законе, который гласит что „реквизиция есть принудительное приобретение от жителей всяких местных средств, необходимых для удовлетворения потребностей армии, а равно — обязательный наряд местных жителей для производства всякого рода работ, вызываемых военными обстоятельствами /ст. 139 кн. ХVIII Св. Воен. Пост., изд. 1907 г., в редакции Высочайше утвержденного 3 августа 1914 года положения Военного Совета/.

В виду сего обращение реквизированных рабочих-инородцев для работ на театре военных действий, вне района их постоянного жительства, может состояться не иначе, как с Высочайшего Вашего Императорского Величества соизволения.

Переходя наконец к вопросу о том, должна ли предполагаемая реквизиция народного труда распространяться на все группы инородческого населения или же в этом отношении необходимы какие-либо изъятия, — необходимо остановиться на следующих соображениях.

Принудительному привлечению к работам для армии, казалось бы, в принципе должно подлежать то именно население, на которое законопроектом Военного Министерства признано необходимым распространить воинскую повинность, но которое по приведенным выше причинам к воинской повинности еще не привлечено. Таковым является:

1/ Инородческое население Астраханской и Ставропольской губерний /киргизы, туркмены, калмыки и ногайцы/,- всего около 237.000 чел. Муж. пола.

2/ Мусульманское население /кроме турок и курдов/ всех губерний и областей Кавказского края /татары, аджарцы, абхазцы, ингилойцы, дагестанцы, чеченцы, кабардинцы, осетины, черкесы и прочие горцы/, — всего около 1.531.000 чел. Муж. пола.

3/ Коренное инородческое население всех областей Туркестанского края /сарты, киргизы, узбеки, каракалпаки, таджики, дунгане, таранчи, татары и туркмены/,- всего около 2.503.000 чел. муж. пола.

4/ Киргизское население областей Уральской, Тургайской, Акмолинской и Семипалатинской,- всего около 1.026.000 ч. муж. пола.

5/ Оседлое и кочевое население Тобольской и Томской губерний /татары, бухарцы, киргизы, вогулы и остяки, монголы/, за исключением обитающих в пределах Березовского и Сургутского уездов Тобольской губернии и Тогурского отделения Томского уезда, а всего около 71.000 чел. муж. пола.

6/ Оседлое и кочевое инородческое население губерний: Енисейской /без Туруханского и Богучанского отделений Енисейского уезда/, Иркутской и областей Забайкальской и Якутской, без округ Верхоянской, Средне-Колымской и Вилюйской /татары, тунгусы, буряты и якуты/, — всего около 288.000 чел. муж. пола.

и 7/ Оседлое инородческое население Приморской и Амурской областей, кроме русско-подданных корейцев /якуты, тунгусы, гиляки, орочи, тазы, ноны и проч./,- всего около 4.500 чел. муж. пола.

Что касается турок и курдов Кавказского края, инородцев крайних северных местностей Сибири[1], а также всех бродячих инородцев независимо места их расселения, — то от привлечения их к работам для армии следовало бы отказаться: турок и курдов — по причинам политического характера, а прочих вследствие крайней трудности произвести реквизицию этого населения, обитающего в местностях, трудно доступных и мало населенных.

Равным образом, следовало бы, в изъятие из общего принципа, отказаться и от привлечения для этой цели упомянутого выше /пун.7/ оседлого инородческого населения Приморской в Амурской областей, в виду незначительности этой группы инородцев /всего около 4.500 чел. муж. пола/ и больших технических трудностей по производству реквизиции в названной отдаленной окраине.

Граждане Великого Княжества Финляндского также не должны быть изъяты от привлечения, взамен воинской повинности, к работам в тылу действующей армии; однако мера эта может быть осуществлена начальством действующей армии на основании существующего закона, без испрошения на это особого Высочайшего Вашего Императорского Величества соизволения.

Возраст инородцев, привлекаемых реквизиционным порядком для работ, казалось бы, не должен выходить из тех пределов, которое определены законом для призыва по воинской повинности коренного мужского населения Империи, так как это последнее в текущую войну несет воинскую повинность начиная с 19 лет и до 43 лет включительно, то те же возрастные классы полагалось бы привлекать, в мере надобности, на работы и из инородческого населения.

0пределение количества привлекаемых возрастных классов инородцев, а равно установление всех подробностей реквизиции этих рабочих полагалось бы предоставить соглашению министров Военного и Внутренних Дел.

ИСПРАШИВАТСЯ:           Благоугодно ли будет ВАШЕМУ Императорскому Величеству Высочайше соизволить повелеть:

                            1) Для работ по устройству оборонительных сооружений и военных сообщений в районе действующей армии, а равно для всяких иных, необходимых для государственной обороны работ, привлечь в течение настоящей войны нижепоименованное мужское инородческое население империи в возрасте от 19 до 43 лет включительно:

                            а) инородческое население Астраханской губернии и всех губерний и областей Сибири, за исключением бродячих инородцев и всех вообще инородцев, обитающих в областях: Приморской, Амурской, Камчатской и Сахалинской; в округах Средне-Колымской, Верхоянской и Вилюйской—Якутской области; в Туруханском и Богучанском отделениях Енисейской губернии и уезда, а также в Березовском и Сургутском уездах Тобольской губернии;

                            б) инородческое население областей Сыр-Дарьинской, Ферганской, Самаркандской, Акмолинской, Семипалатинской, Семиреченской, Уральской, Тургайской и Закаспийской;

                            в) мусульманское население Терской и Кубанской областей и Закавказья (за исключением подлежащих отбыванию воинской повинности натурою осетин-мусульман, а также не подлежащих сей повинности турок и курдов), обитающих в Закавказье езидов, ингилойцев-христиан и абхазцев-христиан Сухумского округа, равно как трухмен, ногайцев, калмыков и прочих подобных им инородцев Ставропольской губернии.

                            2) Определение возрастов инородческого населения, подлежащего привлечению к работам, согласно предыдущему (1) пункту, а равно установление подробных правил привлечения их к сим работам применительно к порядку, заключающемуся в высочайше утвержденном 3 августа 1914 года положении Военного Совета, предоставить соглашению министров внутренних дел и военного.

Генерал от инфантерии /подпись/ Шуваев

Генерал от инфантерии /подпись/ Михневич

Штамп-отметка:

«Высочайшее соизволение на испрашиваемое последовало 25 июня 1916 года». Генерал от инфантерии Шуваев

[1] Обитающих в пределах Березовского и Сургутского уездов Тобольской губернии и Тогурского отделения Томского уезда, в Туруханском и Богучанском отделениях Енисейского уезда и в округах Верхоянской, Средне-Колымской и Вилюйской Якутской области.


Ссылки на этот документ приведены в публикации:

1916 ГОД. ХРОНИКА КРОВАВОГО ПОВЕЛЕНИЯ. 2 ДНЯ ДО ВЫСОЧАЙШЕГО СОИЗВОЛЕНИЯ


Автору
Дмитрий Савельевич Шуваев

Пикир кошуу

Сиздин e-mail жарыяланбайт Милдеттүү талаалар белгиленген *