ЖЫЛНААМА: ТҮРКЕСТАН 1916

1916 ГОД. ХРОНИКА КРОВАВОГО ПОВЕЛЕНИЯ. 6 ДНЕЙ ДО ВЫСОЧАЙШЕГО СОИЗВОЛЕНИЯ

19 июня 1916 года. Хроника Кровавого Повеления. 6 дней до Высочайшего соизволения…


19 июня 1916 года письмо Председателя Совета Министров, Министра внутренних дел Б.В. Штюрмера было доставлено Военному министру Д.С. Шуваеву, который принял предложение гофмейстера. Резолюция Военного министра гласила

Гл[авный] Шт[аб] и Ген[еральный] Шт[аб]
Т[айного] С[оветника] Куколь-Яснопольского
20 июня в 4½ дня ко мне, Мойка 67
Шув[аев] 19/VI-[1916]

Число 19 июня в 1916 году пришлось на воскресенье. Так что, не исключено, что письмо Председателя Совета Министров генералу от инфантерии Д.С. Шуваеву доставили в его служебный особняк по адресу набережная Мойки, 67. Но вот почему Военный министр и встречу с начальником Управления воинской повинности МВД, тайным советником С.А. Куколь-Яснопольским назначил не в служебном кабинете на Дворцовой площади, а тоже у себя дома — сказать сложнее. Хотя, вполне возможно, что Военный министр просто приболел и ему потребовался отдых. Ведь недаром же, ферганский губернатор, генерал-лейтенант А.И. Гиппиус после аудиенции у шефа Военного министерства предположил, что у генерала от инфантерии Д.С. Шуваева проблема с нервами (см. обзор событий 11 июня 1916 года). О том же свидетельствует уже отмеченная активность помощника министра генерала от инфантерии П.А. Фролова, который в предшествующие две недели в работах по подготовке набора инородцев не участвовал.

Как бы то ни было, но судьбоносную для страны официальную встречу (нет сомнений, что генерал от инфантерии понимал это) было предложено провести не в официальном месте, а на квартире, хоть и служебной, но все же частной.

Кроме не вполне обычной ситуации с назначением места проведения столь важной официальной встречи, в резолюции Военного министра есть еще одна странность, заметная любому бюрократу: документ расписан сразу в два подразделения военного ведомства — в Генеральный Штаб и в Главный Штаб. В таких случаях у исполнителей может возникнуть неопределенность — кто именно несет персональную ответственность за обеспечения этой встречи. Хотя в данном случае объяснение может быть простым: поскольку инициатива встречи исходила от МВД, то оттуда и должен был поступить запрос о месте проведения встречи. Поэтому министр, не зная в какой из штабов обратится тайный советник С.А. Куколь-Яснопольский на всякий случай оповестил всех, чтобы представителя МВД отправляли к нему домой.

Ну а в Главном Штабе продолжалась активная подготовка к межведомственному совещанию. Генерал-лейтенант П.И. Аверьянов подтвердил свою готовность представить позицию Генерального Штаба, подтвердил свое согласие на участие и чиновник Государственной Канцелярии.

Проблема, как обычно, возникла с МВД: полковник П.М. Острянский, судя по всему, не смог в воскресный день выполнить поручение помощника Военного министра П.А. Фролова о телефонном звонке тайному советнику С.А. Куколь-Яснопольскому (см. обзор событий 18 июня 1916 г.). Пришлось обращаться к вр.и.д начальника Отдела пенсионного и по службе нижних чинов генерал-майору К.А. Фортунатову…

О том, как разрешилась данная и иные проблемы, созданные военным представителями МВД, будет описано в следующих обзорах Хроники Кровавого повеления


< ЧИТАТЬ: ЗА 7 ДНЕЙ ДО…                                                                                     ЧИТАТЬ: ЗА 5 ДНЕЙ ДО… >


Автору
Владимир Шварц

Пикир кошуу

Сиздин e-mail жарыяланбайт Милдеттүү талаалар белгиленген *