COLLECTION OF DOCUMENTS

СБОРНИК 1947 ГОДА. ВОССТАНИЕ 1916 ГОДА В КАЗАХСТАНЕ. ДОКУМЕНТЫ И МАТЕРИАЛЫ.

Публикуется по изданию: Восстание 1916 года в Казахстане. Документы и материалы. / Под редакцией Б.С.Сулейменова. Составители: Ф.Н.Киреев, Ш.Я.Шафиро. – Алма-Ата: Изд-во Академии наук КазССР. 1947. XIII + 212 стр.


В издании “Восстание 1916 года в Казахстане. Документы и материалы” (далее – издание, Сборник), подготовленном Институтом истории, археологии и этнографии Академии наук КазССР и Архивным управлением МВД КазССР, представлены 162 документа, связанные с событиями 1916 года в Тургайской области Степного края и – в меньшей степени – в Семиреченской области Туркестанского края.

ЧИТАТЬ ИЛИ СКАЧАТЬ СБОРНИК 1947

В издание включены два типа документов. Первый тип – это официальная переписка (рапорты, донесения, служебные телеграммы, протоколы допросов и т.п.) представителей органов военной, полицейской и судебной власти различных уровней – от докладов волостных писарей уездным начальникам до “всеподданейшего” доклада туркестанского генерал-губернатора императору Николаю II. Эта группа документов отражает взгляды и оценки событий со стороны русской военной администрации.

Вторая группа документов – это воспоминания “повстанцев” и очевидцев тех событий, записанные историками и журналистами через десять и более лет после 1916 года. В качестве места хранения этих воспоминаний в большинстве случаев указан “Архив Казфилиала ИМЭЛ, папка с воспоминаниями о восстании 1916 г.” К этой группе относятся и произведения казахских акынов, посвященные набору рабочих на окопные работы и сопротивлению этому набору. Эти материалы представляют взгляды второй стороны конфликта – местного коренного населения.

Опубликованные документы датированы периодом с конца июня 1916 до февраля 1917 года и характеризуют в основном вооруженное противостояние коренного населения с одной стороны и царской военной администрации, включая войска, – с другой. Лишь отдельные документы касаются пребывания казахов в Китае, позиции баев в период протестных выступлений или положения набранных рабочих в тех районах, куда их отправили после “реквизиции”.

Раздел “Сборника…” под названием “Семиреченский очаг восстания” включает 46 документов, из которых 30 позднее были включены в Сборник “Восстание 1916 года в Средней Азии и Казахстане”.

Около 20 из 162 документов, включенных в “Сборник…” являются задокументированными воспоминаниями участников восстания в Тургайской области (так называемого “Восстания под руководством Амангельды Иманова”) – они занимают по объёму почти третью часть издания. Практически все эти воспоминания касаются различных аспектов “восстания в Тургайской области под руководством Амангельды Иманова”. Считаем необходимым отметить, что среди включенных в Сборник документов типа “воспоминания” только два касаются событий в Семиреченской области, но и эти материалы не содержат описаний “восстания кара-киргизов”: первый очевидец описывает события 6-8 августа в районе перевала Кастек, а второй – положение беженцев в Китае.

В приложении к сборнику приведена хронология событий за период с января 1916 г. по февраль 1917 г. и список казахских и киргизских волостей, принявших участие в повстанческом движении.

Есть все основания полагать, что данный Сборник является результатом масштабной поисковой архивной работы академических исторических институтов среднеазиатских республик СССР, проведенной в преддверии 30-й годовщины “восстания 1916 года в Средней Азии и Казахстане”. Причем работа эта продолжала исследования, начатые еще в предвоенные годы, когда в 1937-1938 годах были опубликованы сборники документов и материалов с шаблонными названиями “Восстание 1916 года в Киргизстане” (1937), “Восстание 1916 года в Казахстане”  (1937) и “Восстание 1916 года в Туркмении” (1938), а в Узбекистане вышла книга З. Кастальской “Восстание 1916 года в Узбекистане”.

Известно, что в 1947 году группой историков Киргизской Академии наук под руководством Д.Меджитова тоже готовился аналогичный сборник документов, который, по каким-то причинам (которые было бы очень интересно узнать) так и не увидел свет. При этом материалы, собранные группой Дж. Меджитова, также и результаты работы туркменских и казахских коллег, послужили основой для фундаментального сборника “Восстание 1916 года в Средней Азии и Казахстане” под редакцией А.В. Пясковского.

Все указанные проблемы с освещением “семиреченского очага восстания” косвенно доказывают, что именно “киргизские” (пишпекские и иссык-кульские) события 1916 года каждый раз становились “неудобными” для интерпретации по шаблону “национально-освободительное восстание”. Сравнение материалы настоящего Сборника, посвященных “тургайскому” и “семиреченскому” очагам противостояния коренных жителей и русской власти, показывает насколько сильно отличались события, происходившие в этих регионах и по динамике развития событий и по поведению их участников.

Публикуемый Сборник документов и материалов по “казахстанским очагам восстания”, хотя и прошел цензурные препоны, все же испытал на себе огонь профессиональной критики. Наиболее заметной в этом отношении является опубликованная в журнале (Вопросы истории, № 9, Сентябрь 1948, C. 111-113) рецензия к.и.н. М. Кима, которую мы приводим ниже в полном объеме, так как эта статья, несомненно, также является элементом историографии драматичных туркестанских событий 1916 года.

М. Ким

Восстание 1916 года в Казахстане. Документы и материалы. Под редакцией Б. С. Сулейменова. Составители: Ф. Н. Киреев, Ш. Я. Шафиро. Изд-во Академии наук КазССР. Алма-Ата. 1947. XIII + 212 стр.

Институт истории, археологии и этнографии Академии наук КазССР и Архивное управление МВД КазССР сделали весьма нужное и полезное дело, подготовив и опубликовав документы и материалы, отражающие восстание 1916 г. в Казахстане. Восстание это явилось крупнейшим событием в истории аграрного и национально-освободительного движения угнетённых народов среднеазиатских царских колоний. По своему характеру и размаху оно значительно отличалось от всех выступлений этих народов против царизма, имевших место ранее. Возникшее в обстановке империалистической войны и нарастания “революционного кризиса в России, это восстание ознаменовало собой новый этап освободительной борьбы порабощенных народов степного края и Туркестана против царского колониального гнёта. Вместе с тем оно обнаружило резкое обострение внутренних противоречий между различными классами коренного населения, выявило серьёзные признаки классового самоопределения эксплоатируемых масс.

Хотя географические пункты распространения восстания 1916 г. находились в пределах почти всех современных среднеазиатских республик и все народы Средней Азии в той или иной мере участвовали в этих событиях, однако это выступление явилось прежде всего восстанием казахского народа: основные очаги восстания находились в пределах Казахстана, а главную массу участников движения составляли казахи; экономические и политические причины выступления были связаны в первую очередь с положением казахских трудящихся масс.

Одна из характерных особенностей восстания состояла в том, что в нём сочеталась борьба трудовых масс аула против колониального гнёта с борьбой их против “своих” эксплоататоров. Многочисленные документы, приведённые в сборнике, свидетельствуют о том, что основную движущую силу восстания составляли трудящиеся массы, которым помогала казахская демократическая интеллигенция. Баи же и националистическая интеллигенция с начала и до конца оставались верными царизму и усердно помогали правительству в подавлении восстания. Так, в выдержках из журнала военных действий карательной экспедиции генерала Лаврентьева, приведённых в рецензируемом сборнике, мы читаем: “Огромное число мятежников состоит из беднейшего класса киргиз… преданными правительству остались лишь привилегированные классы киргиз и богачи” (стр. 12). Об отношении восставшей бедноты к байской верхушке красноречиво свидетельствует заявление крупного бая З. Чорманова на имя крестьянского начальника 5-го участка Павлодарского уезда от 12 сентября 1916 г.: “…Я опасаюсь за разгром своего имущества, ввиду плохого настроения кочевого населения – киргиз. Так как рабочие мои все ушли, и я остался совершенно без рабочих, скот мой в настоящее время расхищается кочевниками-киргизами” (стр. 22). Отметим, что повстанцы не только “экспроприировали экспроприаторов”, но нередко и убивали последних.

Отдельные документы свидетельствуют о поддержке, которую оказывало повстанцам русское трудовое крестьянство в Казахстане. “В селе Кутурчи, Пржевальского уезда, – говорится в одном из документов, – фронтовик Власенко собрал сельский сход и посоветовал крестьянам отдать имевшееся у них оружие повстанцам. Многие русские крестьяне так и поступили” (стр. 170). В другом документе указывается, что, “по слухам, среди мятежников есть и ссыльные” (стр. 12).

Возникшее стихийно восстание 1916 г. в ходе развития приобретало признаки организованности и последовательности в действиях повстанцев. Большой организованностью и упорством особенно отличалась борьба в Тургае. Этими качествами освободительное движение тургайских крестьянских масс в значительной степени было обязано наличию у них талантливого руководителя, народного героя Амангельды Иманова. В сборнике представлены документы и материалы, ярко характеризующие неутомимую деятельность Амангельды как организатора и вождя восстания в Тургайской области.

Наиболее полно представлены в сборнике документы, отражающие ход восстания, основные этапы его развития начиная от июня 1916 до февраля 1917 года.

Непосредственным поводом к выступлению казахов послужил правительственный указ о мобилизации “инородцев” на тыловые работы, обнародованный в конце июня 1916 года. Он вызвал всеобщее недовольство и сильное брожение среди трудящегося населения аулов. Документы свидетельствуют о том, что выступление казахов, начавшееся сразу же после обнародования царского указа, быстро переросло в восстание, охватившее весь Казахстан. На всенародный характер восстания указывает начальник Лепсинского уезда в своём донесении судебному следователю Верненского окружного суда: “Какие из волостей не принимали никакого участия в мятеже – ответить затрудняюсь. Могу, только оказать одно, и это не будет ошибочным, что нет ни одного киргиза, который не принимал бы участия, разве только какой-нибудь не от мира их” (стр. 134).

Основными очагами восстания 1916 г. в Казахстане были Семиреченская и Тургайская области, причём события в этих двух очагах развивались отлично друг от друга. Составители сборника поступили правильно, выделив документы по этим двум главным очагам в самостоятельные разделы.

В приложении к сборнику даны хронология событий за период с января 1916 г. по февраль 1917 г. и список волостей, охваченных повстанческим движением.

В целом сборник представляет собой полезную публикацию, которая может частично восполнить пробел, имеющийся в нашем представлении о событиях 1916 года. Документы и материалы, собранные в нём, достаточно ярко освещают отдельные стороны восстания, особенно его развитие с начала и до февральской революции.

Ценность сборника была бы ещё значительнее, если бы он не страдал рядом существенных недостатков.

Коренным недостатком сборника является то, что в нём собраны документы и материалы, отражающие только непосредственно восстание. В нём совершенно не представлены документы, вскрывающие причины восстания 1916 г. и характеризующие его последствия. Между тем совершенно очевидно, что нельзя понять ни характера, ни движущих сил восстания без ясного представления о той картине империалистического грабежа и колонизаторского угнетения, которые с особенной силой свирепствовали в Казахстане в период империалистической войны. Составители сборников, видимо, склонны свести причины восстания к царскому указу о мобилизации казахов на тыловые работы. Несостоятельность такого взгляда не нуждается в разъяснении. Редактор сборника Б. С. Сулейманов, как бы сознавая этот недостаток, в своей вступительной статье даёт беглую характеристику тяжёлого экономического положения трудящихся масс аула, связывая его с грабительской политикой царских колонизаторов и военными реквизициями. Но почему-то редактор счёл допустимым не включить в сборник документы и материалы, освещающие эту существенную сторону вопроса о восстании 1916 года.

Сборник не даёт цельного и полного представления о восстании также и потому, что в нём совершенно отсутствуют документы и материалы, характеризующие последствия восстания. В результате поражения восстания казахских трудовых масс в Казахстане сложилась чрезвычайно сложная и очень тяжёлая для бедноты обстановка. Выяснение этой своеобразной обстановки, создавшейся в связи с поражением восстания и теми бесчинствами со стороны колониальных чиновников, кулаков и баев по отношению к “мятежникам”, которые царили в Казахстане после поражения восстания, имеет большое значение не только для всестороннего изучения истории восстания 1916 г., но и для правильного понимания своеобразия начальной стадии Великой Октябрьской социалистической революции в Казахстане.

В этой связи особо следует заметить, что составители сборника поступили совершенно неправильно, ограничив освободительное движение в Тургае во главе с Амангельды рамками до-февральского периода. Известно, что борьба тургайских повстанцев под руководством Амангельды продолжалась и после февральской революции, причем эта борьба против империалистической политики Временного правительства была не менее упорной и непримиримой, чем борьба против царского правительства. Непонятно, почему составители считают, что “её освещение выходит за рамки сборника” (стр. 3). Редактор сборника, как бы не замечая этого упущения составителей, пишет в своей вступительной статье, что “опыт восстания помог казахским массам осознать подлинную суть политики буржуазного Временного правительства” (стр. XIII).

Существенным недостатком сборника является и то, что в нём события 1916 г. изображены несколько однобоко. Составители сборника и редактор допустили тенденциозность при подборе документов и материалов. Если судить по “отдельным материалам, вошедшим в сборник, то беднота аула уже в период восстания 1916 г. была достаточно классово сознательной и политически зрелой. Особенно в этом отношении грешат воспоминания бывших участников событий. В сборнике представлено довольно большое количество воспоминаний – они занимают по объёму почти третью часть книги. По поводу этих воспоминаний составители пишут: “Они составлялись не вслед за событиями, а много лет спустя. При всём этом их фактическая сторона безупречна” (?) (стр. 2). Мне представляется, однако, что эти воспоминания страдают субъективизмом и модернизацией отдельных фактов прошлого. Так, например, когда читаешь воспоминания участника восстания 1916 г. Токау Хусаинова о боевых действиях повстанцев в Павлодарском уезде, кажется, что речь идёт не о действиях отсталого кочевого населения, а чуть ли не о восстании питерского пролетариата в 1917 году (см. стр. 149).

Такой же характер носит ошибка, допущенная во II главе сборника, само название которой – “Проникновение идей большевизма в повстанческую массу” – неправильно. Применительно к восстанию 1916 г. в Казахстане едва ли правомерно говорить о проникновении идей большевизма в повстанческую массу (не забудем, что последнюю составляло огромное большинство отсталого, забитого трудового населения казахского аула). В действительности в условиях Казахстана рассматриваемого периода идеи большевизма были достоянием только избранного круга представителей народа. Истинных большевиков из числа местного населения тогда ещё было ничтожно мало, и они ещё не оказывали какого-нибудь широкого влияния на массы. Эксплоатируемые низы аула, участвовавшие в восстании, в основной своей массе были далеки от идей большевизма. Составители сборника не привели ни одного документа, подтверждающего обратное. Глава, называемая столь многозначительно, содержит всего четыре документа (из которых три составлены в советское время), характеризующие главным образом Амангельды Иманова как большевика. Понятно, что эти документы не могут служить основанием для вывода, делаемого авторами. Кроме того положение, имевшее место в Тургае, нельзя распространить на весь Казахстан, на всё движение. Известно, что освободительная борьба в Тургайской области, возглавляемая Амангельды Имановым и Джангильдиным, носила политически более зрелый характер.

В интересах исторической объективности составителям следовало привести и документы, характеризующие слабость движения, его теневые стороны. В частности, нужно было привести документы и материалы, показывающие пагубное влияние на отсталые казахские массы отдельных групп “туземной верхушки”, участвовавших в движении. Эти группы стремились использовать движение для своих эксплоататорских, панисламистских и националистических целей. Известно, что в отдельных местах представители национальных верхов действовали даже в роли “руководителей” массовых выступлений. Тем более необходимо было показать эту предательскую роль баев и националистов. Это избавило бы книгу от тенденции приукрашивания движения. Сборник производит такое впечатление, что его составители и редактор забыли сталинское указание о том, что историю нельзя ни ухудшать, ни улучшать – её надо освещать так, как она есть.

 


Author
Редактор Б.С.Сулейменов

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *