1916: МОНОГРАФИЯЛАР/ МАКАЛАЛАРДЫН ЖЫЙНАКТАРЫ

ТУРАР РЫСКУЛОВ: ВОССТАНИЕ ТУЗЕМЦЕВ В СРЕДНЕЙ АЗИИ В 1916 ГОДУ.

Восстание туземцев Средней Азии в 1916 году: в двух частях / Рыскулов. — Кзыл-Орда: Гос. изд-во К.С.С.Р., 1927. — 124, [1] с. : табл.; 26 см.


Несколько слов об авторе:

Рыскулов, Турар Рыскулович (1894-1938).

Автор публикуемой работы Турар Рыскулович Рыскулов — представитель той плеяды блистательных политических деятелей и публицистов, которые вышли на авансцену сначала туркестанской, а затем советской и мировой истории и политики благодаря Октябрьской революции.

Даже краткое изложение его судьбы свидетельствует о незаурядных способностях, воле и работоспособности этого человека. Надо заметить, что сведения о дореволюционном этапе жизни Турара Рыскулова весьма противоречивы. Приведем версию, основанную на сведениях, представленных в издании «Этот многополюсный мир. Древность, современность, будущее Казахстана/ — Алматы: Комплекс, 2000. – 123-125 стр.» и дополненную фактами из соответствующей статьи Википедии.

Турар родился в 1894 году в Восточно-Талгарской волости Верненского уезда. Когда мальчику было 10 лет, его отец Рыскул Жилкайдаров, выведенный из терпения бесконечными «чыгымами» (сбор денег со всех обитателей волости на прием гостей, устроенный волостной администрацией) и поборами, выстрелил в волостного управителя и оказался в Верненской тюрьме. Поскольку Рыскул с семьей был чужаком в этой волости — он переехал туда из Шимкентского уезд — всех его родственников изгнали из волости. В поисках приюта одиннадцатилетний Турар нанялся дворовым мальчиком в … тюрьму, где ждал приговора его отец. Целый год, пока шло следствие и длилось судебное разбирательство, мальчик не только работал, но и посещал курсы русского языка, открытые при тюрьме. Когда суд отправил Рыскула на сахалинскую каторгу, Турар ушел из Верного в селение Мерке Аулиеатинского уезда, нашел там своего дядю, поселился у него и продолжил учение в тамошней трехклассной русско-туземной школе. После окончания учебы, пробатрачив несколько лет, юноша поступил сначала в Пишпекскую сельхозшколу, а потом подал документы на поступление в Ташкентский учительский институт. Его, как инородца, туда не приняли, но молодой Т.Рыскулов направил прошение в Петроград в Министерство народного образования … и оттуда пришло разрешение на зачисление упорного туземца в студенты.

Летом 1916 года, когда в Туркестане начались волнения, Т.Рыскулов гостил у своих родных в Меркенском районе. Он начал убеждать своих сородичей воздерживаться от нападений на русские крестьянские поселения и вообще на русских. То есть, призывал «не поддаваться на провокации». Меркенский полицейский пристав уже был готов арестовать студента, но Турар избежал ареста, так как его свалила болезнь. Восстание подавили, и Турар, не дожидаясь репрессий, уехал в Ташкент и продолжил учебу в Ташкентском институте.

Февральская революция тоже застала Турара в Мерке, вокруг ташкентского студента сплотилось три десятка парней из близлежащих аулов и русских сел, которые через год стали костяком “Революционного союза казахской молодежи”. Осенью и зимой 1917-1918 годов Рыскулов был занят в обществах по оказанию помощи беженцам 1916 года. Молодого политика избрали в исполком Аулие-Атинского (в нынешнем городе Таразе) уездного совета, становится заместителем председателя совета.

Дальнейшая жизнь молодого коммуниста — длинная череда высоких постов и ярких смелых выступлений. Самостоятельный и закаленный жизнью в молодости, Турар Рыскулов, примкнув к большевикам, стал одним из наиболее активных и заметных общественно-политических деятелей Казахстана, Туркестана, России, Азербайджана, Монголии, Коминтерна. Он бесстрашно и упорно отстаивал свою позиции, говорил горькую правду и противопоставлял свою точку зрения в спорах с Ф.И.Голощекиным, В.В.Куйбышевым, Я.Э.Рудзутакам, М.В.Фрунзе, открыто и в письменном виде возражал И.В.Сталину.

Таланты Т. Рыскулова, его компетентность в национальных и хозяйственных вопросах, искренность были по достоинству оценены его однопартийцами по ВКП(б). М.В. Фрунзе в докладной записке на имя В.И. Ленина писал: «Среди местных кадров выделяются двое — Рыскулов и Низаметдин Ходжаев, за которыми идут массы. Но первый обладает не только умом, но и недюжинным характером».

Если в среде партийных функционеров Туркестана и Москвы, в которой присутствовали элементы великодержавного шовинизма, национально ориентированная точка зрения Т.Рыскулова вызывала скрытый и открытый протест, то для международного коммунистического движения как раз и нужен был такой горячий и яркий защитник малых наций и народностей. В 1923 году его избрали кандидатом в члены ЦК ВКП(б). Начало 1924 года Рыскулов провел в Москве, работая в аппарате Исполкома Коминтерна, а октябре его направили в Монголию в помощь руководству этой страны.

По возвращении в СССР Рыскулов начал заниматься хозяйственными вопросами, его «бросали» из одного региона в другой, с одной отрасли народного хозяйства на другую. И везде он был деятелен и успешен.

Как мы сказали в начале, Т.Р.Рыскулов был одним из блестящей плеяды большевистских лидеров, чьи звезды взошли в 20-х годах и освещали путь СССР первые два десятилетия Советской власти… Поэтому и погашена была звезда Т.Рыскулова в те же недоброй памяти 1937-1938 годы, когда были уничтожены его друзья и соратники и когда, по сути, закончилась настоящая Советская Власть.

Несмотря на физическую смерть, Т.Р. Рыскулов, как писал А.С. Пушкин «весь не умер». Потому что, несмотря на невероятную занятость хозяйственными и политическими делами, он успевал много и интересно писать. Рыскулов показал себя блестящим публицистом. Еще в первые годы Советской власти он несколько раз выступал в “Известиях”, десятки его статей были опубликованы в “Нашей газете”, он отстаивал свою точку зрения на актуальные вопросы в “Красной летописи Туркестана”, в “Туркестанском Коммунисте”, в “Коммунисте”, в “Красном Казахстане”, в “Энбекши Казак”. Его статьи, доклады, речи и тезисы 1917-1924 годов составляют книгу “Революция и коренное население Туркестана”.


Комментарий к брошюре:

Особняком стоит и особенно интересен для нас его состоящий из двух частей капитальный труд “Восстание тузем­цев Средней Азии в 1916 году” (Кзыл-Орда: Издание комиссии при КазЦИКе, 1927), в котором Т.Р. Рыскулов, рассказывая о туркестанских событиях, предпочитает не столько высказывать свое мнение, сколько цитировать источники, чтобы читатель сам пришел к нужному выводу.

Не раз проверено: стоит в любом обществе сказать, что «киргизское восстание 1916 года было результатом провокации русской администрации, направленной на то, чтобы вырезать киргизское население и очистить земли для дальнейшей колонизации», как тут же последует реакция: «Да, знаем-знаем, это все придумал Григорий Бройдо… это все из разряда «теории заговора», и эти дилетантские коммунистические бредни давно опровергли сами историки-марксисты». Причем в последнем уверены и профессиональные историки, и большинство обыкновенных людей, интересующихся произошедшим в 1916 году на территории современной Киргизии. При это подразумевается, что эта «теория» — субъективное мнение одного человека, а потому оно — маргинальное, и настоящими учеными всерьез не воспринимается.

А между тем 93 года назад, когда Г.И. Бройдо впервые опубликовал брошюру Восстание киргиз в 1916 г. (Мое показание прокурору Ташкентской судебной палаты, данное 3-го сентября 1916 г.), содержащую его личные наблюдения, сделанные непосредственно во время и на месте тех событий, оценка его взглядов на причины восстания в среде знающих людей была вовсе не такой однозначной.

Известно, что первым критиком «теории Бройдо» стал молодой историк Иван Чеканинский, приехавший в Семиречье из Сибири в начале 20-х годов и написавший в 1926 году свою работу «Восстание Киргиз-Казаков и Кара-Киргиз в Джетысуйском (Семиреченском) крае в июле-сентябре 1916г.» на основе случайно найденных им статистических материалов и одного дела с архивными документами.

Но, при всем уважении к И. Чеканинскому и его трудам, надо помнить, что в том же 1926 году была напечатана и работа Турара Рыскулова «Восстание туземцев Средней Азии в 1916 году». При этом, что крайне важно, автор этой работы, также, как и Г.Бройдо, но в отличие от И.Чеканинского, во время восстания находился в Семиречье и потому его работа должна рассматриваться, не только как историческое исследование, но и как свидетельство очевидца.

ЧИТАТЬ ИЛИ СКАЧАТЬ БРОШЮРУ Т.РЫСКУЛОВА

Представляемая нами работа Турара Рыскулова впервые была опубликована в 1926 году в книге «Очерки революционного движения в Средней Азии: Сборник статей Фейзулы Ходжаева, Е. Федорова, Т. Рыскулова, С. Гинзбурга. — Москва: Науч. ассоциация востоковедения при ЦИК СССР, 1926. — 152 с.; 27 см.» В этом издании перед текстом статьи Т.Р. Рыскулова было напечатано авторское «Предисловие». Поскольку в размещенном на нашем сайте издании 1927 года — это «Предисловие» отсутствует, публикуем его ниже полностью по тексту названного «Сборника статей».

ПРЕДИСЛОВИЕ

История революционного движения в Туркестане, в особенности в его дооктябрьском периоде, еще мало изучена. То же самое можно сказать и о революционных событиях 1916 года в Туркестане. За исключением упоминаний в двух-трех словах о восстании туземцев Туркестана против царизма в 1916 г, в посвященных теперешнему Туркестану книгах и ряде коротеньких статей, напечатанных в связи, с годовщиной десятилетия мировой войны, на страницах туркестанских газет, никаких иных трудов ни на туземных, ни на русском языках не существует. Одни из интересующихся Туркестаном до сих пор склонны предполагать, что восстали в 1916 г. только киргизы в Джетысуйской (Семиреченской) области, а другие, имея вообще смутное представление об этих событиях, предполагают, что они почти ничем не отличаются от обыкновенных эксцессов, наблюдавшихся и прежде при царизме.

А между тем, в этих событиях предреволюционной эпохи, как в фокусе, отразилась вся сущность политического, социального и экономического состояния тогдашнего Туркестана, Изучая историю восстания 1916 году и его основные причины, можно, таким образом, получить полную характеристику состояния Туркестана и найти ключ к уяснению многих моментов начального периода самой Октябрьской революции в Туркестане. Этой цели ознакомления с историей революционного движения в Туркестане и с историей царской колониальной политики в Средней Азии и посвящена настоящая работа.

Первая часть, в которой излагается история восстания туземцев в 1916 г. составлена, главным образом, на основании архивных материалов Цуардела (Турк. архивное управление), заключающихся в переписках Турк. ген.-губ., охранного отделения и местной администрации о событиях 1916 г, и согласно воспоминаний пишущего эти строки и других данных.

Во второй части излагаются основные экономические и политические причины восстания. Для составления этой части использованы были, главным образом, труды быв. Переселен. Управления и другие печатные материалы, названия которых приводятся в самом тексте изложения.

В отношении хода событий 1916 г. и его причин в Джетысуйской области, в особенности в некоторых ее уездах, интересны «Показания прокурору судебной палаты по делу о киргизском восстании 1916 года». Тов. Г. И.Бройдо (см. «Нов. Восток», N5) отмечает, что инициатива в столкновении с туземным населением принадлежала царской администрации, искусственно, путем разных провокаций, вызвавшей выступления туземцев.

Вполне соглашаясь с этим мнением тов.Бройдо, следует в то же время указать, что в освещении хода событий в остальных областях, составленном в большинстве согласно официальных документов администрации, могли быть неточности, которые, однако, не изменяют общей картины событий.

В заключение выражаем благодарность тов.Нечкину, заведовавшему Цуарделом, охотно подобравшему и представившему архивные материалы, касающиеся восстания 1916 г. и М.Тынышпаеву, представившему единственно сохранившуюся у него докладную записку о том же на имя царя Туркестанского ген.губ. Куропаткина.

Автор

Мы специально выделили в этом тексте заключительные абзацы, из которых следует, что самый первый и высшей степени авторитетный исследователь «восстания туземцев в Средней Азии в 1916 году»был солидарен с мнением Г.И. Бройдо. А тот факт, что при подготовке этой работы Т.Рыскулов контактировал и с М.Тынышпаевым дает основание предполагать, что и этот очевидец «восстания 1916 года» не был противником «теории провокации». Это, кстати, при внимательном прочтении видно и из положений той широко известной «Докладной записки на имя А.Н. Куропаткина» (см. «Восстание 1916 года в Киргизстане». Документы и материалы, собранные Л.В.Лесной. Под редакцией и с предисловием Т.Р.Рыскулова — Москва: Социально-экономическое издательство — 1937 год — стр.132-149), за предоставление которой Т.Рыскулов благодарит своего старшего товарища.

Ну а учитывая то полное согласие, которое очевидно при сравнительном анализе «Докладной записки» М.Тынышпаева и «Доклада…» заведующего Верненским розыскным пунктом В.Ф. Железнякова, можно смело утверждать, что взгляд на «восстание киргизов Семиречья» как на результат целенаправленной провокации русской администрации разделяла вся упомянутая в этой аннотации четверка свидетелей этой трагедии: Г.И. Бройдо, Т.Р. Рыскулов, М.Т. Тынышпаев и В.Ф. Железняков.


Автору
Турар Рыскулов

Пикир кошуу

Сиздин e-mail жарыяланбайт Милдеттүү талаалар белгиленген *