ТАРЫХЫЙ ДОКУМЕНТТЕР

ПИСЬМА ПРЕДСТАВИТЕЛЕЙ КЫРГЫЗСКОГО НАРОДА О ПОЛОЖЕНИИ, В КОТОРОМ ОКАЗАЛИСЬ КЫРГЫЗЫ СЕМИРЕЧЬЯ К 1920 ГОДУ И ВЫХОДАХ ИЗ НЕГО. ОБРАЩЕНИЕ К ТОВ. ЛЕНИНУ И ТОВ. БРОЙДО

Трагические события 1916 года привели к смятению и вынужденному исходу кыргызов Семиречья в Китай, где беженцев никто не ждал, и пребывание на чужбине обернулось новым испытанием для них. Несмотря на трудности перехода через перевалы, гибель людей и потерю имущества, лишения и голод, народ стремился вернуться в родные места. Понемногу процесс возвращения начался уже после февральской буржуазной революции в Российской империи, отречения царя от власти и прихода Временного правительства во главе с Керенским, тем самым, который сделал в декабре 1916 года доклад в Государственной Думе об этих событиях с обвинением в адрес царского правительства. Однако  на месте прежнего проживания кыргызов ничего не изменилось для них в лучшую сторону, земли были по-прежнему в руках переселенцев, вся их собственность в руках тех, кто их согнал с родной земли, и, главное, никакой безопасности возвратившимся не было обеспечено. Ситуация начала меняться только после Октябрьской революции 1917 года, и драматический перелом произошел не сразу. Два письма, публикуемые ниже, — красноречивый документ эпохи. Как видите, авторы писем — люди, оставившие важный след в нашей истории. Письма написаны на русском языке. Предполагаю (админ сайта — АД), автором русского варианта текста был Исак Шайбеков, автор поэмы «КАЙРАН ЭЛ». Мы приводим письма на языке оригинального документа.


Многоуважаемому товарищу БРОЙДО от представителей киргиз Семиреченской области

1 мая 1920 года

Дорогой товарищ Бройдо!

Мы, представители киргиз Семиреченской области, просим Вас вручить товарищу Ленину прилагаемое ПРОШЕНИЕ.

В прошении этом мы описываем горестное положение и страдание киргизского народа, в которые ввергло его хозяйничанье царских холопов, и из которых не вывела его до сих пор даже революция. Мы обращаемся именно к Вам, дорогой товарищ, потому что знаем, что Вам понятны и близки нужды нашего народа, потому что помним, как еще в пору самодержавия Вы один умело и бесстрашно встали на защиту наших интересов. Как после бойни 1916 года, подстроенный русскими властями, царские чиновники, боясь Вашего обличительного слова, угнали Вас в солдаты, чтобы избавиться от Вас в Семиречье.

Помним, как Вы первый открыто сказали, что нужно отнять оружие из рук тех, кто обращает его против беззащитного народа, чтобы крепче закабалить этот народ, высказывались за разоружение притесняющих нас семиреченских крестьян. И вот теперь мы просим Вас выступить вновь, от нашего имени, и в лице вождя русской революции товарища Ленина, напомнить Высшей власти Российской Социалистической Республики о бедствиях и нуждах киргизского пролетариата.

Представители киргиз Семиреченской области:

И.ШАИБЕКОВ — (9 подписей – по-киргизски).


1 мая 1920 года

Владимир Ильич Ленин

Вождю Российской революции товарищу Ленину

 

 

 

 

 

 

 

Граждан Пржевальского, Нарынского, Токмакского и Пишпекского уездов Семиреченской области: Джунуса Баиджанова, Эшенали Арабаева, Исака Шайбекова, Исаметдина Шабданова, Дауткула Шигаева, Атахана Тезекбаева, Султангазы Сраилова, Кашимбека Тумебаева, Гайбылда Алматаева и Лагира Янсанчина,

ЫСАК ШАЙБЕКОВ
ИШЕНАЛЫ АРАБАЕВ
ИСАМИДИН ШАБДАНОВ

 

 

 

 

 

 

 

 

 

ПРОШЕНИЕ

Глубокочтимый товарищ Ленин!

Обстоятельства дела и наша просьба заключаются в нижеследующем:

-1-

Если кто-нибудь нам задаст вопрос: пользуются ли киргизы Семиреченской области свободой, [как достижением] сословной революции, то на это мы ответили бы, что мы не пользуемся свободой, и таковой у нас нет. Поводами и мотивами к этому служат нижеследующие обстоятельства.

-2-

Киргизы Семиреченской области, в особенности Пржевальского и Пишпекского уездов, начиная с 1895 года, были в высшей степени стеснены и притеснены в земельном отношении, так как все наши орошаемые черноземные плодородные земли переселенческим управлением полностью без исключения были отрезаны самым хищническим образом под переселенческие участки, и таковые заселены крестьянами, приглашенными из России властью. Благодаря этому, выражая свое недовольствие Правительству и Начальству, в 1910 и 1911 годах, наши киргизы стали перекочевывать в Китайские пределы. Свое недовольствие киргизы выражали еще [в связи с] тем, что власть в то время не разрешала нашим киргизам открывать школы в волостях, а тем более нельзя было думать о том, чтобы обучение происходило на их средства, так как в то время власть нарочно старалась держать народ в темноте и неведении, не жалея и пуская в ход вместе с тем и другие злоупотребления, и притеснения над ними.

-3-

В дополнение к вышеизложенным в 1916 году были мобилизованы киргизы, имеющие от роду 19 до 43 лет, для отправки их на фронты на работу, хотя киргизы помогали лошадьми, юртами, мешками и другими необходимыми средствами для войны. Киргиз гнали на работу как баранов, и они не могли перенести это, вследствие чего произошли рабочие бунты и многие из них бежали в Китайские пределы, оставив свои земли и дома. В Китайских пределах у них не осталось никакого скота и, благодаря этому, им пришлось продавать своих детей и жен. Многие из них вернулись после объявления свободы в России пешими и босыми. На дороге их встречали и истребляли крестьяне, убивая многих поголовно, но несмотря на это наши киргизы перед этим не останавливались, стремясь вернуться на свою родную землю.

-4-

Крестьяне не стали продавать киргизам пшеницу и муку, а у нас не было денег для покупки их. Временное правительство не особенно заботилось и помогало нам. Вследствие чего у нас появились голодовки и голодная болезнь, и киргизы начали погибать поголовно, а крестьяне тоже не зевали, нападая на своих озлобленных знакомых киргиз, укарауливая и убивая их при первом удобном случае. Таким образом, мы попали в самое несчастное бедственное положение, какое только может быть на свете.

-5-

Мы стали искать какой-нибудь выход и свет, желая выйти из бедственного положения. Как раз в то время появилась Советская власть. Но от этого не стало легче нашим киргизам и против них началось особое сильное гонение, хуже всего. Это объясняется тем, что во главе Советской власти появились какие-то темные личности, пользовавшиеся и злоупотреблявшие именем ее. Появилась Красная Армия и в нее поступили люди самого темного происхождения и качества, которые грабили и убивали людей самым беспощадным образом, главари Красной Армии убивали у киргиз самых умных и почетных людей. Так в 1918 году неким Павловым в Токмаке были убиты 11 киргиз во главе с Дюром Саурымбаевым и Хамрой Исраиловым. Тем же Павловым в 1918 году, следуя с отрядом в г.Пржевальск, были убиты здесь несколько человек из киргиз, а именно: Исакали Алматаев с девятью человеками. Неким Хариным в Нарыне были убиты 8 (восемь) киргиз во главе Чолуком Курманходжаевым и Асранкулом Тыныстановым. В июне проезжавшим в Верный отрядом были убиты 20 киргиз. Вследствие чего многие киргизы бежали в Турфан (китайское владение), оставив своих жен и детей. В июле 1919 года в Токмаке были убиты Исмаил Сулейменов и Муса Утегенов. В местности Кочкор были убиты два киргиза Токмакского уезда. В 1920 году в местности Байсауруне Пржевальского уезда убили двух киргизов, говоря, что они желают получить автономию. В августе 1919 года были собраны в одно место киргизы, живущие в местности Кочкор и кругом Токмака, имеющие от 15 до 60 лет и их заставили жать пшеницу, [в результате] у самих киргиз пшеница и сено остались не убранными, так как сено высохло полностью, а колосья пшеницы и ячменя оторвались и падали на землю. Но до сего времени продолжаются бесчисленные убийства, перечислять всех невозможно.

-6-

Наступил 1919 год, за все это время мы не заботились и не думали о своем имуществе, а думали, как бы спасти свою жизнь и при том не думали жить по-человечески наравне с другими. Ставили мы на каждом месте и бугре караулы, а если голова покажется какого ни будь русского, то киргизы прятались в ямах под землей, жен и дочерей одевали в лохмотья, лица и головы засыпали и намазывали пеплом и землей, [чтобы] на тех смотреть было отвратительно и жалостно. Явившийся в аул русские забирали все то, что им понравилась и увозили к себе домой. Киргизам же невозможно было думать ехать в город и подавать жалобы. Они сидели дома, проливая слезы, проклиная свою судьбу.

-7-

Таким образом мы дожили до 8-го краевого съезда, который известен всем. Ныне в феврале сего 1920 года около селения Сазановки, крестьянами были убиты два киргиза, говоря, что они домогаются получить автономию. После 8-го съезда киргизы стремились занять свои старые места и земли, находящиеся у них во владении до 1916 года, но все хорошие плодородные места были заняты русскими товарищами, которые не согласились освободить их. Наши киргизы ныне живут около снега и между снегами, дрожа от холода, ведя борьбу со снегами, проклиная стихийную силу и наказание природы. У киргиз не имеется достаточных юрт, а для постройки домов у многих не имеется земли. К этому времени к нам из Ташкента явилась Особая Комиссия для устройства беженцев-киргиз, которой было объявлено русским крестьянам, что им придется освободить ту землю, каковая ими была занята насильно «до» [и] после 1916 года. На это русскими не было обращено никакого внимания и в то время, когда мы, выехали в Ташкент, они продолжали полным ходом пахать землю.

-8-

При этом докладываем особо о следующем: с прибытием в Ташкент из центра Туркомиссии стало гораздо легче и спокойнее нашим киргизам в сравнении с прежней их жизнью. Они теперь начали думать, что можно жить на свете и спасти свою душу. Если не будь бы Туркомиссии, то крестьяне окончательно истребили бы и уничтожили бы наших киргиз и беженцев.

-9-

На основании вышеизложенного просим Вас товарищ Ленин не отказать в следующем:

  1. Издать приказ об обязательном общем обучении киргизских детей, имеющие школьные возрасты (И это написано, когда в стране голод и нищета! — АД).
  2. Начать постройку помещений для школ и училищ теперь же, как необходимых для [приобщения к] культуры[е] человечества.
  3. Немедленно командировать инженеров для отвода земли в сем 1920 году сначала коренным жителям, а остальным отводить землю после них, по мере возможности и постепенности.
  4. Киргизских сыновей, годных для службы, принять в войска, на военную службу; обучение их произвести на родном языке, причем учителями и инструкторами им назначать из своих киргиз, кончающих [обучение] на Ташкентских военных курсах.
  5. Из наших киргиз образовать оседлость.
  6. Начиная с 1920 года, оказать содействие и помощь к поднятию уровня производительности киргизского скотоводческого и сельскохозяйственного труда и проч.
  7. Наши киргизские земли самая удобная и богатая для скотоводства в Туркестанском крае, а потому чтобы пополнить прежние ущербы и убытки, и чтобы увеличить продуктивность ее, нужно приобрести баранов, лошадей и коров для при плода, теперь же в Китае по той сравнительно дешевой цене, каковая ныне существует на них. Так, например, каждый баран можно приобрести на 6000 руб. советскими деньгами.
  8. Для пахатьбы нам нужны разный сельскохозяйственный инвентарь, а именно: плуги, кетмени, лопатки, косы, серпы, сеялки, веялки, косилки, грабли и проч. Ни в одной киргизской волости трудно найти даже одну соху, так как во время бегства киргиз все было утеряно или уничтожено; произвести пахатьбу первобытным примитивным способом невозможно, так как для этого кроме земледельческих орудий, потребуется и земледельческий скот, которого у нас не имеется.
  9. Все учебные пособия должны быть доставляемы и готовыми к сентябрю месяца сего года, как — то: букварь, химия, природоведение и проч., каковые должны быть составляемыми на нашем родном языке (на родном языке! — АД).
  10. Для поднятия уровня нашего благосостояния и хозяйства разрешить посев опиума в уездах Пржевальском, Нарынском, Токмакском и Пишпекском. От этого народ разбогател бы в течении двух лет, и в этом не может быть никакого сомнения.
  11. Дать особое полное чрезвычайное правомочие и уполномочие и выдать достаточное количество денег Особой Комиссии для устройства киргиз беженцев, живущих до сего времени в Китайских степях и не могущих по своей бедности вернуться на свою Родину.
  12. Посылать телеграмму Китайскому Правительству в Пекин и Урумчи, оказывать всевозможные содействия Особой Комиссии, [так как] если Китайская власть не окажет полного содействия и внимания по сему делу, то трудно будет найти проданных [третьим] лицам наших киргиз.
  13. Возвращаемым из Китая киргизам беженцам предоставить право занимать свои прежние места и земли и обязать нашу русскую власть беречь их от крестьян, имеющих на них злобу со времени царского режима.
  14. Красную армию из местных уроженцев — русских Семиреченской области — перевести в другие места, заменить их красными центральными войсками ради блага и спокойствия местных жителей и для наблюдения над неправильно действующими крестьянами и принятия законных мер против них.
  15. Предложить Особой Комиссии не возвращаться и жить в Семиреченской области постоянно по следующим соображениям и основаниям: во-первых, до окончательного возвращения наших киргиз беженцев из Китайских пределов и полного устройства их во всех отношениях; во-вторых, до полного разоружения и успокоения озлобленных против киргиз крестьян; в-третьих, до перевода местных красноармейцев в другие места и замены их центральными красными войсками.
  16. Теперь же непременно разоружить всех крестьян, [ибо] без этого у них никогда не исчезнет спесь, гордость и озлобление против киргиз, полагая, что с ними как беззащитными, можно сделать что угодно по своему желанию и усмотрению.
  17. Озлобление и вражда крестьян против киргиз, начиная [с] 1916 года до сего времени, доходили и доходят до крайних колоссальных размеров, и таковые могут переходить по наследству из поколения в поколение. И благодаря тому, вследствие жительства по соседству крестьян и киргиз, между [ними] вражда и озлобление не будут забываться и будут продолжатся во веки веков. По этому соображению нужно выдворить крестьян уездов Токмакского, Пишпекского, Нарынского и Пржевальского, как переселенцев и не коренных жителей, в другие места и заменить их крестьянами других областей и уездов.
  18. Все имущество убитых киргиз было отобрано и ограблено теми русскими, которыми были убиты наши киргизы, а потому просим возвратить имущества их по принадлежности, кому следует.
  19. Теперь возвращаются к нам из китайских пределов очень много киргиз-беженцев: и голых, и голодных; но одевать их у нас не имеется никакой мануфактуры. А потому, просим разрешить беженцам избрать из своей среды уполномоченного для поездки в пределы Китая и приобретения товаров по дешевой цене для раздачи беженцам.
  20. Беженцы дунгане Мариинской волости Пржевальского уезда, в количестве 540 семейств, в настоящее время бродятся по городам Восточного Туркестана (Китайские владение), [потому как их] дома, находящиеся здесь в городе Пржевальске и [селения] Мариинской волости, разрушены, а частью заняты самовольно оставшимся здесь крестьянами; просим поднять из Китая беженцев дунган и устроить их по прежним местам, где они жили до мятежа 1916 года.
  21. Прибывших беженцев киргиз и дунган из пределов Китая устроить только по старым местам, где они жили до мятежа киргиз 1916 года.

Представляя о всем изложенном здесь Вам, глубокочтимый товарищ Ленин, и в лице Вашем высшей власти Российской Социалистической Республики, мы твердо верим, что теперь голос наш будет услышан, что откроется для нас путь свободы и развития; и обездоленный доселе киргизский пролетариат вступит наконец, как меньший, но равный брат, в великую семью революционной России.

Представители подписуемся.

И.ШАЙБЕКОВ, и (9 подписей) (по-киргизски, арабицей).


АПРК. Ф.666. On. 1. Д. 114. Л. 2 — 12. Копия

Опубликовано в издании: Сборник документов «Казак улт-азаттык козгалысы. 2 китап», стр. 495-506. Документы № 157 и 158.


Автору
Джунус Баиджанов, Эшенали Арабаев, Исак Шайбеков, Исаметдин Шабданов, Дауткул Шигаев, Атахан Тезекбаев, Султангазы Сраилов, Кашимбек Тумебаев, Гайбылда Алматаев и Лагир Янсанчин

Пикир кошуу

Сиздин e-mail жарыяланбайт Милдеттүү талаалар белгиленген *