ЛЕТОПИСЬ: ТУРКЕСТАН 1916

1916 ГОД. ТУРКЕСТАН. ХРОНОЛОГИЧЕСКИЙ ОБЗОР. ДНИ 81 И 82.

ДЕНЬ ЗА ДНЕМ. Ровно 100 лет назад в Туркестане. Дни 81-82 от начала описания: 3-4 октября по новому стилю и 20-21 сентября по старому стилю, использовавшемуся в 1916 году. Только на основе документов.

Русская администрация успокоилась: «угроза русскому делу» полностью миновала. Другой вопрос, а существовала ли такая угроза в реальности?


ЛЕТОПИСЬ Туркестанской Смуты

 Дата:  20-21 сентября 1916 года, вторник-среда
Место действия: Туркестанский край, Семиреченская область

1916-09-20-21-kirgizy-i-oficer19 сентября 1916 года начальник штаба Туркестанского военного округа генерал от инфантерии Ф.В.Сиверс направил военному губернатору Ферганской области полковнику П.П.Иванову и начальникам уездов этой области следующую телеграмму с пометкой «Для сведения» (документ № 46 Сборника 1960 г.):

[В] Сыр-Дарьинской области и Аму-Дарьинском отделе настроение населения [в] общем спокойное, за исключением некоторых местностей, граничащих [с] Семиречьем.
[В] Ташкентском уезде и Ташкенте работы по составлению списков рабочих производятся, и 18 сентября уже отправлен первый эшелон туземцев- рабочих.
В восточной части Аулие-Атинского уезда [в] окрестностях Мерке и Новотроицкого скопища киргиз[ов] пытались производить нападения, как на эти поселки, так и на расположенные в том районе отряды, но были рассеиваемы .
[В] Семиреченской области, [в] Пишпекском уезде [в] районе Сусамыра среди сгруппировавшихся там мятежных шаек замечаются признаки раскола, выражающиеся в появлении перебежчиков из числа влиятельных киргиз, ожидается изъявление покорности киргизами всей Сусамырской волости; 2 загорных волости и 400 кибиток тынаевских киргиз того же уезда уже заявили о покорности.
[В] Верненском уезде часть неспокойных киргиз [в] районе озера Балхаш возвратилась на обычное стойбище [к] почтовому тракту Верный — Курдай, обещав покориться, выдать оружие и главарей.
[В] Лепсинском уезде [в] районе селений Маканчи и Саратовского, [к] северу [от] озера Алакуль, появились шайки мятежных киргиз, но были рассеяны  команда-
казаков, неспокойно также [в] окрестностях выселка Романовского по тракту Копал — Сергиополь.
[В] Копальском уезде пока спокойно.
[В] Джаркентском уезде киргизы рода Суван, с кочевий по долине правого берега Или перешедшие [в] Китай, возвратились обратно, обещаясь выставить рабочих.
[В] Пржевальском уезде беспорядки начались 9 августа нападением мятежников на селение Григорьевку, [на] северном берегу Иссык-Куля, [в] 87 верстах от Пржевальска, и на следующий день распространились [к] востоку, причем мятежники стали угрожать Пржевальску.
11 августа взбунтовались дунгане района селения Мариинского [к] югу [от] Пржевальска. Мятежники прервали всякое сообщение Пржевальска [с] другими городами, испортив телеграф и разрушив почтовые станции. Русское население сосредоточилось [в] Пржевальске и поселках Преображенском и Теплоключинском и вместе с находившимися там небольшими командами отражали мятежников до прибытия высланных на помощь отрядов, остальные поселки были разграблены и частью сожжены киргизами, но большинство хлебных полей осталось неповрежденными, при мятеже погибло значительное количество русских, из которых некоторые были зверски замучены.
С 15 августа по 1 сентября [в] Пржевальск стали прибывать войска, с 16-го уже стали высылаться конные отряды для помощи жителям окрестных селений и рассеяния мятежных шаек. С 20-х чисел августа мятеж стал ослабевать, и скопища бунтовщиков удалились на сырты, куда было совершено несколько карательных экспедиций, и где по последним сведениям сосредоточилось до 60 000 киргиз.
По словам захваченных бунтовщиков, мятежом якобы руководили турецкий генерал и 2 европейца, прибывшие из района Кастека, освобожденные из киргизского плена крестьяне утверждают, что [в] числе мятежников участвовали также молодые киргизы в форме учебных заведений.
Сосредоточившиеся [на] границе Пржевальского и Пишпекского уездов [в] долине реки Кочкор мятежники окружены отрядами, наступавшими со всех сторон и занявшими перевалы [к] западу и югу от Иссык-Куля. 20 мятежных волостей района северо-восточного берега Иссык-Куля и Каркары, по донесению нашего консула, собрались в долине реки Текеса, Джаркентском уезде, намереваясь бежать [в] Китай, и им сочувствуют китайско-подданные киргизы.
Кульджинские дунгане ведут себя подозрительно, [в] районе Кульджи начинаются распри между дунганами и манчжурами, причем высланные из Урумчи для защиты манчжур войска присоединяются [к] дунганам.
[В] Закаспийской области подход Атрекского отряда благоприятно отразился на умах иомудов: старшины и представители кочевых джафарбайцев и оседлое население атабайцев заявили начальнику области [о] готовности поставить стражников, однако оседлые джафарбайцы под влиянием пропаганды, ведущейся при посредстве персидских туркмен, пока на места не возвратились.
[В] Самаркандской области спокойно, подготовляются [к] отправке первые эшелоны рабочих. 7384.
Сиверс
Копии сей телеграммы разосланы для сведения всем уездным начальникам 19 сентября 1916 года

Те, кто читает наши обзоры и, в частности, ежедневные отчет администрации Туркестанского края и Петроград, сразу заметят, что эта телеграмма — чистая компиляция из телеграмм, отправленных Туркестанским Генерал-губернатором и его помощником в период с 20 августа по 18 сентября 1916 года. В телеграмме начальника штаба Туркестанского военного округа Ф.В.Сиверса точно так же, как и в докладах Военному министру, дана относительно детальная картина положения дел в уездах  Сырдарьинской и Семиреченской областей. А вот ситуация в Закаспийской области подается в стиле «розовый туман»: все в общем налаживается, но есть еще какие-то недоразумения. Все это говорит о том, что в Туркестане старались «не выносить сор из избы» даже в отношениях с местными военными губернаторами.

Дата:  20-21 сентября 1916 года, вторник-среда
Место действия: Семиреченская область, Пржевальский уезд, Нарынский район

Продолжаем публикацию «Дневника событий…», который вел заведующий Нарынской таможенной заставой В.И.Доценко (документ № 81 Сборнике МГУ 2016 г.):

16 сентября.
Почта и телеграф не восстановлены.
Часть киргиз левого берега р[еки] Нарына начинают занимать свои зимовки, но
большая часть киргиз, волнующихся волостей того же берега, находится в пределах Китая.       17 сентября.
Почта и телеграф не восстановлены. Достоверных сообщений в течение суток не было.
18 сентября.
Получен ответ коменданта на отношение упр[ав ляющий] з[аста]вой за № 727. Комендант, назвав «верными» часть киргиз Шаркратминской волости, бежавших правда за границу, но бросивших хлеб и начав движение со своих ежегодных летних стойбищ вглубь гор, где имела сбор остальная часть волости, не указывает в своем ответе, какими способами погасить казенные и частные убытки в том случае, когда по «усмиренной волости» не окажется в ней на лицо обязанных долгами киргиз.
Мне кажется, что в происходящих событиях слово «верные» нельзя применять к большей или меньшей группе киргиз, за исключением только отдельных личностей, так как эти «верные» целыми аулами недавно лишь начали спускаться к зимовкам, крепко скрывают в своей среде, помимо бежавших в Китай, и убийц таможенного стражника Гридунова (доклад упр[авляющего] з[аста]вой № 711) и прапорщика с 20 казаками и солдатами, и виновников массового угона скота, принадлежавшего русским крестьянам, и повязанных доставкою дров и фуража в казенные учреждения и частным лицам, выдавшим скрывающимся деньги.
В подтверждение изложенного мнения служит полное игнорирование «верными» распоряжений даже самого коменданта о розыске и доставки убитых офицеров и нижних чинов. Почему, наконец, нельзя распорядиться тому же коменданту конфисковать весь запас фуража, дров бежавших за границу киргиз и таковыми удовлетворить претензии правительственных учреждений и частных лиц, а остатки обратить в доход казны (приложение: в копиях отношение упр[авляющего] з[аста]вой № 797 и отношение начальника Нарын[ского] гарнизона № 129).
19 сентября.
Комендант в личном разговоре с упр[авляющим] з[аста]вой предложил сено для стражи приобретать в с. Атбаши по 8 коп. за сноп с доставкой, если же в Атбашах киргизы не будут по этой цене продавать фураж, то комендант окажет тогда содействие. Почта и телеграф не восстанавливаются.
Также комендант сообщает, что многие киргизы из вернувшихся к своим зимовкам вынуждены были, как они сами о том заявляют коменданту, стать в ряды восставших, так как «манапы» и «почетные лица» (доклад № 711) били и гнали их палками в общую толпу против русских.
20 сентября.
Телеграф и почта не восстанавливаются. Никаких сообщений в течение дня не было.
21 сентября.
Сообщений в течение дня не было. Почта и телеграф не восстанавливаются.

Весьма интересны взгляды на «верных» киргизов, которые приведены в записях за 18 и 19 августа. Судя по первой из них, сам автор дневника считает, что практически никого из киргизов нельзя считать «верными», то есть не бунтовавшими и потому невиновными; а вот комендант Нарына, напротив, считает, что большинство из них не следует ни в чем винить, так как они — люди подневольные, и их заставляли бунтовать. К сожалению, имя этого разумного нарынского коменданта ни в одном из документов не встречалось.

ПРЕДШЕСТВУЮЩИЕ ДНИ                   СЛЕДУЮЩИЕ ДНИ 


Автор
Владимир Шварц

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *